Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Четырнадцать минут. Ретро. (микросценарий)

                                   
        Картина I.


   С порога камера показывает комнату площадью метров тридцать квадратных, с большим широким и высоким окном. Съёмка идёт по часовой стрелке. Слева в углу вешалка- стойка с рожками и крючками. На ней висят шинели, планшеты и два автомата ППШ. Дальше большой широкий стол, на котором стоят две пепельницы полные окурков, несколько окурков вывалились на стол. За столом пятеро: капитан, старший лейтенант и два лейтенанта играют в домино. Играют буйно. Ещё один лейтенант здесь же на столе, на тряпице разложил детали разобранного пистолета ТТ и чистит ствол. Все пятеро курят. Камера поворачивается и показывает двух офицеров стоящих у школьной доски, висящей на стене, на которой мелом нарисованы какие то созвездия, или что-то на них похожее. Стрелками между ними обозначен какой то маршрут. Один из офицеров - майор с мелом в руке что-то втолковывает старшему лейтенанту у которого в руках карта и карандаш. Лейтенант что-то помечает в карте шевеля губами. Майор сильно нервничает и стучит кулаком по доске потом по голове и тычет пальцем в лейтенанта, у которого туповатый, виноватый и послушный вид. Камера поворачивается дальше и в неё попадает окно, у которого слева на табурете, рядом с тумбочкой сидит капитан. В руках у него гармонь, во рту папироса. Играет на гармони и поёт. Через окно видно огромное пространство космопорта на котором рядами стоят ракеты с красными звёздами и бортовыми номерами на корпусах. Вокруг них суета. Подвозят на тележках бомбы и снарядные ящики, какие то бочки, ящики с тушёнкой, идёт погрузка всего этого в ракеты. В них же грузятся подразделения десанта, экипированные по полной выкладке: в касках, через плечо шинель в скатку, подсумки с патронами и гранаты на поясе, автоматы на плече. Много военных людей бегает, суетится, кричат размахивают руками. Отдельно, на ближнем плане стоят несколько генералов, два адмирала. Молча смотрят на происходящее. Иногда к ним подбегает кто то из офицеров и о чём то бодро докладывает.






Звучит песня.


Заправлены в планшеты космические карты.


И штурман уточняет последний раз маршрут.


Давайте-ка ребята споёмте перед стартом.
У нас ещё в запасе четырнадцать минут.



Припев.



Я верю друзья караваны ракет


Помчат нас вперёд


От звезды до звезды.


На пыльных тропинках


Далёких планет


Останутся наши следы.



Картина II



   Камера перемещается внутри космического корабля. Ходовая рубка. Огромное, выпуклое, панорамное, обзорное окно, за которым видны различные космические объекты. На дальнем плане - звезда, пролетающая мимо неё комета. На ближнем летящие вокруг и мимо корабля астероиды. Где-то посередине планета. В рубке большие полукруглые столы - пульты управления со множеством кнопок, тумблеров, ручек, рычагов и стрелочных приборов похожих на амперметры и манометры. Ими манипулируют матросы и старшины. Между столами и окном штурвал, за которым стоит офицер - моряк. Перед окном несколько офицеров, моряки и сухопутные. Разговаривают. Один из моряков смотрит на планету в здоровенный бинокль. Отсек десанта: спят в подвесных койках, играют в домино, читают или просто разговаривают. Сильно накурено, разбросано оружие и обмундирование. Люди полуодеты: галифе, майки, тельные солдатские рубахи со штампом номера части, без сапог. Кто-то смотрит в маленькие круглые иллюминаторы. Один из бойцов в кальсонах и тельной рубахе, с папиросой во рту, сидя на нижней койке, играет на гармони и поёт. Машинный отсек. Трубопроводы, кабели, какие то механизмы. Рычаги, вентили манометры, откуда-то сочатся струйки пара. Человек в кальсонах и тельняшке глядя на манометр крутит вентиль. Другой такой же смазывает какой-то механизм из огромной маслёнки с длинным носиком. Лица и руки испачканы, оба в поту.Звучит песня.



Когда ни будь с годами припомним мы с друзьями


Как по маршрутам звёздным вели мы первый путь


Как первыми сумели достичь заветной цели


И на родную землю со стороны взглянуть.



Припев.



Я верю друзья караваны ракет


Помчат нас вперёд


От звезды до звезды


На пыльных тропинках
Далёких планет


Останутся наши следы.



Картина III.



Панорама. Битва на планете. Разрывы снарядов, трассирующие очереди. Солдаты бегут вперёд, стреляют, бросают гранаты. Расчёт миномётной батареи ведёт беглый огонь. Много убитых, санитары несут раненых. Инопланетяне - зелёные, тонконогие и тонкорукие, вооружённые каким то лучевым оружием отступают, где то даже бегут, падают, упавших солдаты докалывают штыками. На отдельных участках идёт рукопашная схватка. Ближний план: ведут колонну пленных инопланетян, с ними не цацкаются бьют прикладами и пинками. Свеженасыпанная могила над которой установлена красная звезда и табличка с именами погибших. На могильном холмике - гармонь. Рядом строй солдат и офицер стреляют в воздух: последний салют.






Космопорт. Заметно поредевший строй ракет. Перед ракетами накрытые столы: водка, обильная закуска. Много наполненных рюмок накрытых куском чёрного хлеба. Люди стоят ждут команду сесть. На переднем плане генералы и адмиралы стоят по ранжиру, к ним от кораблей идут с докладом старшие офицеры. Рядом - знамя, около него солдат с автоматом. Стоят женщины, в русских национальных костюмах, в руках у них хлеб - соль. Звучит песня



Давно нас ожидают далёкие планеты


Холодные планеты, безмолвные поля


Но ни одна планета не ждёт нас так как эта


Планета дорогая по имени Земля



Припев


Я верю друзья караваны ракет


Помчат нас вперёд


От звезды до звезды


На пыльных тропинках


Далёких планет


Останутся наши следы.


Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7529г.



О ПРИЗВАНИИ

     ПГР – аббревиатура означающая в терминологии водного транспорта судно перегружатель. Его предназначение перегрузка и перевалка грузов с барж как не самоходных так и самоходных на другое судно или на берег.
       В зависимости от типа обрабатываемог о груза он может быть оборудован и краном, и грейферными устройствами и ленточными транспортёрами и воздушными или водяными насосами.
       Для перегрузки  песка намытого земснарядом на несамоходную баржу, с этой баржи на берег  ПГР оснащён мощной насосной системой. Сам качающий насос приводится во вращение главным двигателем, а размывочные насосы электорприводом.
        Работает всё это в таком режиме – буксир подводит несамоходную баржу с песком к борту ПГР её швартуют таким образом чтобы потом при помощи палубных лебёдок протаскивать её вдоль борта ПГР навстречу всасывающему устройству которое подвешено на специальном кране подъёмнике.
         На самом этом устройстве имеющим форму пылесосного сопла расположены размывочные форсунки в которые мощным (по давлению) и производительным насосом подаётся вода, которая размывая песок создаёт пульпу (смесь воды с песком) которая и всасывается главным насосом. Потом этот же насос нагнетает эту пульпу в напорную трубу идущую на берег, куда этот песок и попадает. И уже на берегу его расталкивает нужным образом бульдозер.
      Работа обычно идёт круглосуточно, а потому экипаж сам принимает решение о режиме своей работы. Это может быть и суточный режим – сутки через трое, и по три дня, через шесть, и даже неделя через две.
      Вахта (смена состоит из трёх человек механика. он же заместитель капитана в его отсутствие, моториста, и машиниста насосных станций, должности электриков совмещённые. В процессе работы вахта сама определяет свой график труда, и перегрузку песка может осуществлять любой член вахты.
       Он манипулируя лебёдкой, краном подъёмником размывочным и грузовым насосами производит перекачку песка на берег. Для этого у него есть пульт в рубке управления на который выведены все органы управления оборудованием, и обзор из рубки позволяет контролировать  весь процесс визуально и днём и ночью с помощью прожекторов.
      В благословенные советские времена на такие суда ПГРы очень часто устраивали спецконтингент, людей вернувшихся из мест заключения, отлечившихся от алкоголизма в ЛТП, тунеядцев, бродяг и … . Для руководства организаций в чьём ведении находились эти суда они были местом ссылки проштрафившихся и бичующих, пьянчуг и иных неформатных  сотрудников.
         А потому публика там работала *с огоньком* весело и непринуждённо. Хотя следует оговориться, что *план по валу* каждый экипаж старался брать побольше и по мере своих возможностей выполнять его,  ибо расценки за работу были вполне приемлимыми и при условии усердия в работе заработки были очень даже неплохие для тех времён.
      В самом конце 80х годов, когда я покинул большой флот устроился я на работу в такой вот технический флот, и был как человек там новый (неведомый) определён на должность капитана ПГР. В работу вчухался быстро, с экипажем тоже проблемы порешали к обоюдному удовольствию. Так и работали мирком да ладком.
      Но однажды случилось станное - почти мистическое. В одной из вахт правил должность машиниста насосных станций некто Лепёхин. Парень был из хорошей семьи, обучался где то в каких то ВУЗах в своё время, но пристрастие к хмельному довело его до алкоголизма и привело в ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий), после которого он и был определён к нам в сотрудники. На тот момент,  о котором идёт речь Лепёхин вполне уже освоился в своей новой стезе, винищем не пользовался,  в работе был не ленив, и не бестолков. В экипаже прижился легко, и никого не напрягал.
      И вот как то ночью я *услышал* как заглох главный насосный двигатель. Когда долго имеешь дело с двигунами, вахтами и вообще работой механика флота вырабатывается особое чувство на режим работы всяческих механизмов, и при смене режимов по каким либо причинам это сразу регистрируется всеми органами чувств. Я проснулся, не одеваясь поднялся в рубку и увидел Лепёхина сидящего за пультом, водрузивщего на него ноги, и сладко покуривающего сигаретку.
      Бывает что вахтенный сам глушит двигатель, когда в насос попадает большой камень или кусок бревна или ещё какая дрянь. Но в таком случае весь ПГР из-за дисбаланса насоса начинает *болтать* нещадно, или если насос клинит, то и двигун глохнет резко, прямо *на оборотах*, в данном же случае не было ни болтанки,  ни рывка, заглох двигун в штатном режиме.
     Спрашиваю Лепёхина *Володя, что случилось. Почему встал?*
     Ответ Лепёхина звучал так - *Вот знаешь кеп, есть у одних людей призвание летать, а у других нет. Поэтому не все становятся летчиками*.
      Говорю ему *Володя не еби мозги, почему встал?*.
     Ответ Лепёхина - * Нет кеп у меня призвания песок сосать!*.
      Я молча повернулся и пошёл спать.
      Задумайтесь,  каждый,  о своём призвании человекеры!
Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7528г.

О ПОНИМАНИИ

   
       Случилось это событие летом 1970г. Мне было тогда где то за пятнадцать с половиной годов, считай 16 без малого. Поехали мы компанией с друзьями купаться в Подмосковье на озёра. Ехать на электричке недолго, минут 40, а мест для купанья на этих озёрах-песчаных карьерах просто бесчисленно. Да и просто места хорошие тихие и просторные, и от станции недалеко идти.
         Набрали с собой всякой газировки, пирожков, да сдобы на перекус. Куревом разжились, пузырик с собой взяли футбольный попинать, ну и картишек колоду, да пару каких то старых одеялец,  что бы насекомый за сраку не щипал. Прибыли на место, а поскольку день очень жаркий был, то и народу на озёрах тоже немеряно, детвора, да всякий дачник, да отпускник дело то летнее. Все берега народом, как труп мухами,  обсажены. Пошли мы дальше, туда,  где ещё добыча песка шла.
       А добывали его там земснарядами (в просторечии землесосами). Процесс прост -  размывочной струёй из специальных сопел размывается грунт (песок) и тут же эта песчано-водяная пульпа засасывается другим насосом, и загоняется в трубу, которая выведена на берег. Или переваливают песок на баржу, а потом перегружателем (ПГР) опять таки на берег. Там песок толкают бульдозеры собирая в здоровенные холмы.
         Вот и избрали мы себе местечко между двумя такими холмами. Там была большая заводь после выработки, но никакой техники уже не было. Вода, песок, небо, солнце и мы. Более никого и ничего. Ни травинки, ни кусточка, ни камня, ни даже следов от бульдозера, НИЧЕГО.
        Перво-наперво,  конечно выкупались, наплавались, нанырялись, до усталости.  Вылезли, разложились, повалялись, потом из песка холмики соорудили – ворота, и трое на трое в футболец попырялись. А потом четверо уселись в карты играть, пятого разморило,  он и уснул. Накрыл я его, его же рубашкой, и штанами, чтобы не обгорел, а сам опять купаться пошёл.   
         Заводь после выработки большая была, длинная и широкая. Плавал я хорошо, пару лет мальцом плаваньем занимался, и даже какой то мелкий детский разряд имел. Заплыл почти до середины заводи, вода была не холодная, но и не перегретая, в самое удовольствие, течения никакого (озёра, не река же). Дайка,  думаю,  нырну,  попробую дно достать. Нырнул, двигаю себя вниз, дна нет и нет (глубоко), воздуха пока хватает, но перестал я идти вглубь, а поплыл в *горизонте*. Плыву и вдруг ощущаю, что что то со мной не так. Какой то я не такой, вроде как я это и не я. Страха никакого, но тревога какая то,  сильная. Вынырнул, поплавал, продышался, опять нырнул. Сам за собой слежу, всё опять так же. Третий заныр, четвёртый, пятый, и каждый раз полное отсутствие ощущения самого себя.
       Ныряю ещё и ещё, и ещё, ничего не меняется. И уж не помню в который раз нырнул и вдруг понял, что со мной. Враз всё понял, как взрыв,  какой в разуме случился. Я понял, что нет никаких других ощущений кроме ощущения своего мышления. Воду я не ощущаю ни её температурой, ни её движением. Она абсолютно прозрачна, только наверху светлая, а у дна совершенно чёрная, но нет границ перехода света. Нет в ней никакой, ни мути, ни крошки, ни соринки, ни рыбёшки НИЧЕГО, Выработку закончили и вода успела отстояться, а без течения туда ничего не нанесло. Ничего за что может зацепиться взгляд. Тишина абсолютная, ни единого звука, друзья на берегу, один спит, четверо молча картёжничают.  Никакого вообще движения. И на поверхности ничего нет, ни волны, ни ряби (зеркало) Только вода и песок, которые даже там где смыкаются,  не имеют чёткой границы.
        То есть случилось так, что ко мне перестала поступать какая либо информация от моих органов чувств. Они просто оказались в полном бездействии. И я оказался только со своим разумом один на один. Когда я это понял, меня пробил такой экстаз, что я нырял раз за разом, замирал на глубине,  поддерживая нулевую плавучесть только лёгкими движениями, и *слушал себя*.
         Потом, когда уже просто устал нырять, стал  болтаться поплавком,  просто повисая в воде как получится, и погружая голову в воду, но глаза не закрывал (потому, что внизу было только чёрное дно, а напрягать веки значило совершать принудительное действие и соответственно его контролировать и ощущать).
        Потом услышал как меня зовут друзья, и вернулся на берег. Но вернулся уже не тот я который уходил, а другой. Новый я – всё понимал. Не знал,  а именно понимал. Понимал всё. Всё, что видят глаза, всё что я слышу, всё что ощущаю , всё что чувствую. ВСЁ. Мне просто сорвало какие то стопора в мозгах. Я смотрел на друга, которого я знал, 11 лет, но теперь я понимал кто он и что он. Смотрел на песок,  и я понимал, что таковое  есть песок. Смотрел на карты и понимал их и игру.  Слушал трёп друзей и понимал его весь до самого последнего смысла. И так во всём,  что только приходило ко мне извне. Это было не передаваемое ощущение – понимать всё, и главное себя.
     Больше я не заплывал далеко и не нырял, с целью повторить, то, что было. Больше мне этого не было нужно. Играли в карты, пинались пузыриком, боролись, катались кубарем с песчаного холма в воду и … . В общем дурковали как могут дурковать только 15 летние балбесы. К вечеру собрались и вернулись домой.
       Первым практическим результатом *понимания* было заявление  родителям, что не пойду больше в школу, а хочу идти работать. Потому, что теперь я понимал, что за 8 лет пребывания в этом гадюшнике, я ненавижу его, и всё, что в нём,  до лютости. Потому, что я теперь понимал, что школа это *мирок*, а есть МИР. Вот его мне и следует узнать и понять.
         Много лет спустя, я узнал, что существует такое явление как *сенсорный голод*. Особо я не вникал в это дело, но суть его в том, что вынуждено или искусственно создаётся именно такое состояние, при котором органы чувств бездействуют по причине отсутствия тех раздражителей,  на которые им должно реагировать. Глазу не за что *зацепиться*, уху нечего слышать, тактильным рецепторам нечего щупать, нет вкуса, нет запахов, нет холода или жары, и … . Слышал, что вроде его даже используют в каких то, то ли медицинских, то ли каких других целях. Возможно в ограниченных дозах оно и впрямь пользительно.
         Можно ещё много чего рассказать о том,  как появлялось понимание всяческих объектов, событий, явлений, да вообще всего, но это не укладывается в жанр эссе, поэтому и закончу сие повествование.
        Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7526г.

О ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЯХ

                                                                                 Человекер!  Воплотись в молекулу машинного  масла. Осознай свою малость, скользкость, беззащитность. Ощути силу своего единения с такими же молекулами, услышь общие для всех желания, страхи, общность судьбы.  Представь себе как ТЫ- молекула масла вместе с миллиардами таких же молекул находитесь в тёмном поддоне картера двигателя. Как вам хорошо и спокойно.                                         
        А потом почувствуй,  как какая  то сила потянула вас всех в одну сторону. И вы все не можете ей противостоять, хоть и сопротивляетесь. Но вам не за что уцепиться и вы такие маленькие и скользкие.  А вас эта неведомая сила тянет всё быстрее и быстрее, и наконец, вы сжатые ей втискиваетесь в приёмный патрубок масляного насоса. Кто то отчаянно пытается уцепиться за его стенки и они чуть притормаживают движение тех кто рядом, но основная масса,  набирая скорость и усиливая  давку  *летит* на шестерни насоса.           
        Шестерни хватают вас маленькими группами,  и сдавливая могучими силами протаскивают вас между зубьями и зазорами корпуса насоса. Вам больно, вы все кричите и злитесь на такое надругательство, и ваша злость становится вашим нагревом. От нагрева вы становитесь шустрее и тем более скользкими.   А вас уже *выплёвывает* в трубопровод.                                
         Там  конечно,  полегче.  Те,  кого выплюнуло из насоса после вас, давят и толкают  вас вперёд. Да вы сильно сжаты, но не так жестоко как в насосе. Тех кто близко к стенкам трёт об них, и это трение снижает их скорость.  Те кто рядом с ними стукаясь об них тоже замедляются. Но чем дальше от стенки, тем быстрее скорость, и проще двигаться.                              
          И вроде бы уже есть надежда, что мученье скоро закончится, и вы снова будете спокойно жить в картере. Но вдруг вас снова начинает стискивать, начинается давка и суета, всеобщая неразбериха и заминка.  Это поворот трубопровода, и он сделан малого радиуса и под малым углом. И вы пробираетесь  через это препятствие проклиная того кто так эту трубу изогнул.  Но наконец,  и это зло позади.                              
    Но всему приходит свой конец, есть такой и у трубы. Он имеет форму распределительной *гребёнки*. В которой снова вас ждёт неимоверная давка, *тёрка* об стенки, крутые повороты и уменьшение диаметров вашего *узилища*.  Наконец и это пройдено, и теперь вы по мелким трубочкам несётесь каждая к своей судьбе. На пути могут быть ещё всякие тройники переходники сверления в корпусе и прочие истязания.                                      
        И последнее *испытание* судьбой, вас выбрасывает в выточку маслёнку коренного подшипника коленчатого вала. Из которой вас выхватывает *подсосом* на подшипник скольжения, и по вам прокатывается шейка вала. Сплющив и протащив вас по подшипнику , вас просто сваливают в поддон, из которого сначала самотёком, а потом с помощью  маленького центробежного  насосика, вы попадаете в радиатор масляного охлаждения, и оттуда в родной картер.  Да опять движение теснота, но они такие *щадящие*, в сравнении с тем что было, а радиатор так это просто *санаторий*,  где вы отдыхаете душой и телом.                         
     И пока ТЫ, молекула масла приходишь в себя, ты успеваешь рассказать свою печальную  историю сотням тысяч других молекул, и услышать об их злоключениях. Тебе расскажут как кто то попал на смазку шатунного *пальца* и каков был туда его путь, кто то поведает о своём пути и муках на упорном подшипнике, кто то  о своих злоключениях на башмаке крейцкрпфа. Ты узнаешь,  что бывает,  когда попадаешь на смазку поверхности цилиндра, каково приходится на толкателях клапанов и на распределительном валу.  Но твои знания не помогут тебе, когда  ты снова пойдёшь в свой рабочий путь, на новые истязания и муки.            
      К чему такой печальный  сказ, человекеры? Да вот к чему.  Если вдруг ты конструктор, и тебе предстоит созидать систему смазки двигателя,  то прежде чем ты проведёшь первую линию на чертеже, воплотись в молекулу масла, и проживи её судьбу в каждом её возможном пути. И тогда точно ты не сделаешь таких *путей* где молекуле будет больно и плохо. Ты сделаешь плавные повороты на трубах, удобные для молул *гребёнки* и *рассечки* потока.   Подберёшь *мягкие* насосы, задашь *чистоту* сверлений, и обработку кромок.  И ещё много и много чего сделаешь, доброго для этой молекулы.                            
      А если те кто конструирует коленовал, или шатун, или крейцкопф, или поршень сумеют *воплотиться* в свои  будущие изделия, то и они сотворят их толковей и оптимальней. И если тот,  кто проектирует систему охлаждения двигуна сам проживёт жизнь молекулы воды их этой системы, а топливник жизнь молекулы мазута в своей системе, то и они сотворят дельно и красиво свои творенья.                                                                                                                 
    Есть люди о которых говорят – мастер золотые руки, или печник *от бога*, или прирождённый металлург, или пекарь от природы или ещё как подобно.  А почему они такие? А потому что они живут жизнью своих творений. Печник *проживает* жизни молекул воздуха в своей печи, жизни дров в ней, кирпичей, глины, колосников и заслонок. Композитор может стать нотой, струной, декой, трубой органа, и молекулой воздуха в ней. Писатель помещает себя в слово, и в буквицу в карандаш и в бумагу.  Сапожник может быть и куском кожи, и шилом, и ножом и нитью.  Пахарь живёт как земля, и как всё, что в ней. Буровик работает бурами как своими руками, а взрывник  сам становится своим зарядом.  И вот если умеет так человекер слиться со своим делом, стать тем, над чем он трудится, то тогда он и есть ТВОРЕЦ. И творит он удивительной толковости и красоты свои творенья.  Ну а коли не умеет он так, вся суть его есть подмастерье, и всё им созданное есть только подражание настоящим твореньям, бутафория, профанация.                  
    Творите человекеры. Это ваш шанс прожить тысячи и тысячи жизней, шанс на *бессмертие*.                                            
      Продукция произведена в мастерской механического разума в 7525г.      

ОБ ОБОНЯНИИ

       





      "Еду в метро. Слева пахнет пряными женскими духами. Справа пахнет крепким мужским одеколоном. В вагон зашёл бомж. Все стали пахнуть одинаково".


Научные парни, которые изучают, каким образом развивались живые существа, с момента их появления и по сей день, точно выяснили, что первым органом  чувств возникло обоняние. 

          Была нужда у древних организмов обследовать окружающую их среду на предмет пищей разжиться, определить,  где свой ползает, где вражина таится. А если свой, то какого он пола и статуса, вдруг размножиться удастся. Да и вообще информацию иметь, что вокруг да как. Вот и придумала мать природа для этого обоняние - химический анализ всяческой материи. А чтобы эту информацию сподручней было истолковывать то и расположила она органы обоняния поближе к мозгам или тогда,  наверное ещё ганглиям. И получилось так, что «нос» это вылезшая наружу часть головного мозга.
          Как оно работает, обоняние, это не моего рассказа дело. Кому есть  нужда – это знать, так в интернете и в книжках всё хорошо и подробно рассказано, всяческими знатоками этого дела. 
        А я расскажу о его практическом использовании. Нос то у меня с рождения был. И нюхать он умел, и нюхал. Всё подряд нюхал, что нужно и что просто где то тащит. Без ума нюхал, не осознано. Но, но однажды случилось вот что. Б ыл я курсантом морского училища, и прибыл на практику. Там моим механиком наставником случился некто Хомяков А.П. (Хомяк). Так вот первая фраза сказанная им касательно профессии была такова – «Суть работы механика – слушай, щупай, нюхай, если запахло это пи…ец». Не сразу я понял мощь этого постулата, но повертев его в умишке, и так, и этак, всё таки привёл его в практическую форму. Выглядит это так -  Любой механизм созидают таким образом, чтобы силы трения в его подвижных частях сделать как можно меньшими. Для этого применяют всяческие конструктивные хитрости, как уменьшение площадей трения, снижение нагрузок на трущиеся поверхности, применение специальных фрикционных материалов, подшипников, смазки, балансировку, развесовку и прочие механические премудрости.  При правильной работе механизма, механизм в идеале «звучать» не должен. Но стоит ему,  каким то образом,  с правильной работы соскочить, то первым сигналом об этом будет нехарактерный для механизма звук. Это значит, что что- то у него в кишках трёт, цепляет, скребёт, или болтается.  То есть появилось «новое место трения». Трение же всегда приводит к нагреву трущихся поверхностей и соответственно повышению температуры всех элементов механизма, что уже можно определить просто ощупыванием механизма. Если нагрев ещё невелик, то есть шанс, что – «Х..ня, к Мурманску притрётся» (Хомяк). Ну а если достаточно силён тогда только нюхать. Запах это верный признак смерти механизма. 
     Так, что никакого волшебства, просто физика трения.
      И вспомнил я мать свою. Она женщина деревенская, 1910 года рождения всю жизнь не работала (кроме как в войну, а попробуй тогда не поработай), а числясь домохозяйкой, промышляла домашним лекарством. Лечила людишек всякими травами, заговорами, обрядами,  и прочей колдовщиной. Жалоб,  на  её лечёбу,  не было, значит работало. Клиентов ей частенько поставляла её подруга,  цыганка Райка, с которой они вместе ещё и краденым барыжили.  Так вот ещё в детстве частенько она меня таскала с собой всякие травы собирать, и все их на нюх пробовала. Да и вообще всё нюхала перед тем как что то с вещью сотворить.
          Вспомнил как она иногда молодух поучала, которые приходили на мужика заговор делать, или муж загулял, или привадить мужика было потребно. Советовала она давать им (мужикам) почаще свою подмышку нюхать, подставлять этак невзначай. Или пучок травок,  каких даст, тельце натирать, и мужичёнке в подушку запихать. Или запрещала духами пользоваться.                        
         Но вот с тех пор и приучился я всё пробовать на нюх. Абсолютно всё. Марки стали,  например, углеродка пахнет совсем иначе чем нержавейка, чугун иначе чем сталь, медь по своему, бронза, не так как латунь, алюминий свой запах, свинец свой, олово свой и так далее. Девок на танцульках,  и так наловчился,  что по запаху уже знал,  какая даст, а какая нет. Жрачку, всяческие вещи при покупках,  людей на службе и в быту,  ну и всё такое. Иной раз занюхаешь «нового» человекера, и тащит от него чем то этаким опасным. Вот ни разу нос не подвёл, держишь такого на дистанции, и рано или поздно его «говенцо» себя и покажет.
       И вот, что занятно. Оказалось, что таким образом, можно получать достаточно много нужной информации. Может и неосознано каждый нос так и делает, и мозгам её отсылает,  но мозги эту информацию игнорируют. А вот если творить это с осознанием, то многое воспринимаешь иначе. Барыги это давно поняли и дурят народец во всём. Жрачку «нужным» запахом напитать, так это уже обычное дело, ботинки картонные да кирзовые запахом кожи снабжают, даже доски в магазине стройматериалов смолистым запахом подпитывают. Понятно, что барыга,  он на всё пойдёт, что бы товар свой впулить. Так ведь и бабье племя всяким парфюмом, как барыги, мужикам себя втюкать хотят. Ну и всё такое, и подобное.
       Вот тут то,  своему носу и цены нет. Нос его не обманешь. Коли знает он как настоящая кожа пахнет, что ботиночная, что бабья, то он сразу «левый» запах засекёт. Много я всяких человекеров, на своей жизни повидал, да только вот таких, кто носу своему осознано доверяют минимум миниморе. Но есть такие. Как они этого достигли не спрашивал, может сами сообразили, может у кого то свой Хомяк был, или ещё как, то мне неведомо.  
         Я к чему это всё рассказал. Дан природой  человекерам шикарный, очень действенный «гаджет» для всяческого изучения и оценки материи его окружающей, а никто его этим инструментом пользоваться не учит, и даже не посоветует хоть когда им,  подумав воспользоваться. За селян не скажу, может они и в теме, а вот горожане, так точно носы свои зазря таскают, только сопли в них разводят.  
          Ну и на сладкое вам. Почему вот собаки друг у друга завсегда жопы нюхают?  А,  вот почему. Во времена древние, ветхие,  собрались как то собаки,  к своему псиному  богу,  с каким то чаяньем обратиться. А как до него добраться то, он же на высях квартирует. Вот и придумали они друг на друга забираться, так его и достичь, и ябеду свою,  ему изложить. Лезли, лезли, и почти уже добрались, да одна из них возьми да и пёрни. Оттого вся их пирамида и рассыпалась. Вот они по сию пору и ищут, кто такое окаянство сотворил. Вот тут им нос и есть первый помошник.                              
          Нюхайте, всё нюхайте.                                                                            
      Продукция произведена в  Мастерской Механического Разума в 7525г.    
                                                                            

О КОЛЕСЕ

     
Арба имеющая две оглобли идёт прямо и хорошо. Арба моего счастья имела только одну. «Туатамур» Л. Леонов

      Нет наверное такого человекера , который колеса не видывал. Всяких и разных, автомобильных с,  железнодорожных,  велосипедных и мотоциклетных, тележных и тачечных, больших и маленьких, и ….
      Назначение  у них,  у всех одно– катиться, и на себе что то везти. И все они круглые. И у всех есть ось. А без неё не покатишься. Но само «тело» колеса может быть разным по исполнению.  Литой или штампованный диск у автомобильного,  кованный у железнодорожного,  обод на спицах у велосипедного и мотоциклетного,  из досок у арбы, деревянный обод на спицах у телеги, литой из пластика у скейта и так далее.  И хоть все они катятся и, что то везут, но и катятся всякое по своему, и везёт каждое своё.
      Понятно, что колесо со сплошным «телом»  надёжно и тяговито на груз, но оно не для быстрого движения,  само тяжёлое, и управляться с ним не просто. Деревянное со спицами легче конечно, но сам материалец хлипкий, ломкий.  То в котором спиц много лёгкое, удобное, но не тяговитое – покатушное.  ну и с остальными какие то свои есть прелести и неурядицы.  А можно ли вообще создать универсальное колесо. Получается, что вроде бы нет.
      Но. Но это для человекера невозможно, а вот природа таковое сотворить сумела. И человекеру подарила. Что это за колесо? А это то колесо,  которое его жизнь везёт. Как оно устроено? А вот как.
     Осью этого колеса является инстинкт. На нём всё держится и крутится и едет. Как я ранее говорил инстинкт суть «закон сохранения вида», и являет собой совокупность (неделимую) отдельных, самостоятельных инстинктиков. Тут и инстинкт продолжения рода (половой), и инстинкт самосохранения, и доминирования,  и ещё какие то, кто не ленивый сам найдёт всё о них. От его величины и силы зависит  «нагрузка»,  которую может «везти» колесо.  Лёгкость его вращения определяет «подшипник» - физиологическое состояние мозга. Например,  детский мозг равноценен шариковому подшипнику качения, он компактен, в нём малы силы трения, легко обеспечить смазку (ремнём по жопе).  Мозг, взрослого человека это уже роликовый, или даже игольчатый подшипник качения. Может нести очень большие нагрузки, но требуется обильная смазка (необходимость решать взрослые проблемы). Ну и мозг старикана это конечно подшипник скольжения. Нагрузку держит огромную, но без смазки и принудительного охлаждения (лечёба и забота) вообще может расплавиться.
       При таком раскладе ступицей колеса будет, конечно же разум. Любой, какой есть. Сильный, светлый, свободный – лучше и прочнее ступица. Дохленький, мутненький, зашоренный – ступица слабовата будет к скоростям и нагрузкам. (О качествах разума - -http://mechrazum.livejournal.com/16569.html)
       Спицы. Каково их оптимальное количество. Две мало,  плющиться будет колесо в овал. Сотня,  наверное слишком много, их подтягивать следует, а это чревато нарушением геометрии колеса как круга. Десяток, конечно уже лучше, но тоже есть проблема – достаточно ли их прочности под нагрузкой. Природа нашла самым оптимальным количество – 3. Не требуют затратного обслуживания, хорошо держат форму колеса, и при правильных  толщине, материале и профиле могут нести серьёзные нагрузки. Кто они есть в человекере? Правильно думаете, это инструменты разума  - знания, опыт и воля (в её истинном смысле – желание).
        Вот такое то колесо и катит нас по жизни. Инстинкт – ось несёт на себе весь груз жизни. Всё пропускает через себя, и рывки, и толчки, и рытвины, и каменюки под колесом и прочие дорожные неурядицы. Сильный инстинкт – крепкая ось, надёжная. Лёгкий во вращении подшипник, смазанный, не перегретый это и есть мозг не ржавый от алкоголя, наркоты, черепно- мозговых травм, и прочих физиологических напастей. Ну,  о ступице разуме уже и ранее много сказано, не буду повторяться. А вот о спицах стоит и поподробнее. 
       Знания, опыт, и воля (желание) как и спицы реального колеса  работают строго последовательно. Очерёдность нагрузки на них очевидна. Желание всегда есть «стартовая» спица. С неё вся движуха и начинается. Слабовата она, значит обод в этом месте прогнулся, площадь трения с дорогой увеличилась, такое колесо сдёрнуть сила уже другая нужна, нежели при ровном круге колеса. Если только кто или что извне подтолкнёт. Житейски говоря – внешние обстоятельства заставят шевелиться.
        Ну ладно, хорошо или плохо, но тронулись. Следующей спицей в нагрузку пойдут знания. Знать следует дальнейшую дорогу. Где повороты, ямы, подъёмы, канавы, Вся короче «дорожная карта». Да и есть ли она вообще дорога то. Нужная спица, без неё непонятно куда ехать, и что за дорога впереди.
      Теперь вот едем. Знаем куда, какова дорога и прочее. Но всё препятствия на пути знать просто невозможно. Карта то она на бумаге, а овраги на дороге. Вот тут без третьей спицы – опыта никак не обойтись. Он точно не ошибётся где по ровному можно и убыстриться, где притормозить, как кочку и канаву проехать без поломок, как брод преодолеть, когда привал устроить и …
        Так вот и переваливается колесо нашей жизни со спицы на спицу. Которые с каждым оборотом всё лучше и прочней становятся. Желания с каждым разом всё конкретнее, точнее, самому понятнее, и от этого сильнее. А когда точно знаешь чего хочешь и куда,  то и зачинать путь легче.  Знания, на разных дорогах собранные, увеличиваются,  накапливаются и ведут к цели не кривыми и корявыми тропами непроходимыми, а дорогами удобными, короткими, прямоезжими. Ну и опыт от всяких таких «путешествий» и в ширь, и в высь, и наискось растёт. Объезжать всякие дорожные заковыки ему просто-запросто.
      Я к чему такую байку притчу сочинил. Часто вижу как какой ни будь человекер никак никуда не едет, топчется, пыхтит а стоит, или наоборот жилы рвёт, в пене весь, глаза от натуги лопаются, а стоит. Значит беда какая то у него с первой «стартовой»спицей. Или шарахается в пути зигзагами и петлями, а то и по кругу нарезает, значит точно вторая спица никчёмная. А если в канаве завяз или на буераках ось поломал или обод сокрушил, это у него третья спица слабенькой оказалась.
      Так вот если совершить над собой такие с «колесом» сравнение и   суждение, то причину остановки найти проще простого, ну и исправить своего «колеса» поломку. Глядишь и поедет.
      Продукция произведена в Мастерской механического Разума в 7524г.

ОБ УЗИЛИЩЕ

   
Архаичное слово – Узилище в современном языке вытеснено такими словами как Острог (уже редко употребляемо), Тюрьма (и её жаргонные синонимы). Но ведь и гауптвахта тоже суть узилище, и домашний арест тоже узилище,  и психиатрический стационар тоже.

        Таким образом узилище есть то место в котором ограничивается свобода и воля человекеров.  Оба этх слова я употребил исходя из такового житейского постулата, когда кого либо ввергают в узилище,  то говорят, что его «лишили свободы», а когда извергают из узилища то, «выпускают на волю». А в чём заключён смысл слов свобода и воля. Со свободой всё очень просто. Корень слова «обод», то есть это то, что обведено, некое пространство ограниченное ободом, обводом. Так ведь так оно и есть, человекер не ограничен в действиях в границах ему обведённых, читай отведённых. И все это прекрасно понимают признают и выполняют. Семантика слова воля иная, но её смысл полностью соответствует синониму слова желание. Так вот волю ограничить невозможно. Можно пытаться запрещать, но невозможно запретить желание. Можно бояться наказания за исполнения какого то желания, но только сам человекер может запретить себе его исполнять.
        А как узилище ограничивает свободу и волю. Да очень просто, стенами и режимом. Человекер  заточённый в узилище лишён свободных пространственных  перемещений и в свершения желаемых  действий в желаемое время. Узник находится только в той точке пространства в коей ему предписано пребывать. И он свершает свои физиологические действия (прогулка, приём пищи, помывка и иные) в отведённое для этого время. С какой степенью, какое узилище ограничивает узника в пространстве и во времени зависит только от устройства и режима самого узилища. Надеюсь всем, всё понятно.
      Тогда. Тогда пусть не будет ограничения воли пространством. Человекер перемещается так, как ему желательно и возможно. Пешедралом, на ишаке, на метро и т.д. На Урал, на Эльбрус,  в Чечню, в село Волковойня, в Суздаль, и т.п. В таких перемещениях у него ограничена только свобода, куда то могут пустить, а куда то нет. Закрыт музей в Суздале, не пустят. Лезешь в «закрытый» город на Урале, чекисты не пустят.  Начнёшь по Грозному в юбке по лобок рассекать, пробкой оттуда вылетишь.  Тоже просто и понятно.
       Но. Но мы определили, что в узилище, узник не волен распоряжаться и своим временем. И вот тут то вылезает очень безрадостная ситуация. «Узилище времени» практически каждого держит в своих «застенках». У древних диких человекеров не было месяцев, недель, часов и тому подобных УЗ. Были, конечно, сезонные и лунные циклы. Но ничто и никто не могло, и не мог заставить дикаря 5 дней «трудиться» и только 2 отдыхать, а потом снова 5 и 2, 5 и2 и… И если кочевник  в сезон забоя скота навялил мяса в достатке, то до следующей кочёвки он дни и недели не считал. Собрали урожай пахари, так до следующей запашки, они  на месячный или хуже того двухнедельный отпуск заявление не писали. Рыбак так только по погоде и сезону жилы рвал. Что же до ремесленного люда, то работать только три причины заставляли нужда,  желание или условия найма. Нет,  конечно,  были обусловлены какие то временные отрезки для свершения определённых действий, но уж «обед с 12.00 до 12.45» точно на псих не давил. Воля решала «от зари до зари» или отюда и до обеда. Календарь на стенке не висел, часы не пакше не болтались.  И если нужно было затемно вставать, что со скотиной управиться, вставали. И если назвал срок, в который арбу заказчику сделаешь, то и при масляной лампе поработаешь.  Но все поголовно от мала,  до стара одними узами не были сторочены. Время и желания  друг другу сильно не досаждали.  Думаю, схема суждений понятна.
     Но тут подогналась промышленная революция. И. И имеем то, что имеем. Заводы и фабрики.  Завод, фабрика, контора втянули человекеров в свои механизмы. В план, смены, нормочасы,  графики отпусков, пропускной режим,  и т.п.  А когда ты деталюшка механизма, то будь любезен шуровать в режиме всего механизма. А к заводам и фабрикам привязаны рудники, транспортная система, города. А в городах – человекеры. И вот оно узилище.  От детсадовцев до пенсионеров. Только грудные дети и старики скрипучие (если дожили) от уз времени свободны. А сними бездельники и «люди творцы». Но и тех и других не сильно густо, на весь мирик то. Тут невольно Цоя вспомнишь – «Скованные одной цепью…». А ведь цепь, это и есть именно узы.
   Ну,  наверное, тут и сказу конец. А вот «узам времени», похоже, не только конца не видать, но и всё сильней и сильней они затягиваются.  Скоро до шей доберутся, душить начнут. Так, что любезные вы мои  свободные люди, хоть и свободные вы,  но не вольные -  невольные – невольники. .
   Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7524г

О ВРЕДНЫХ СЛОВАХ

<iframe width="560" height="315" src="https://www.youtube.com/embed/tDrt4fM_BdI" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>
Любое механическое устройство предельно чувствительно к попавшим в него инородным предметам и загрязнению Предметы препятствуют его правильному функционированию, могут привести его к заклиниванию, а то и к поломке. Загрязнение это – повышенный износ деталей и узлов, что в свою очередь снижает его долговечность, точность, надежность, исправность, а в предельном случае к его остановке. 
    Такими инородными предметами и грязью для механического разума являются некоторые слова. Собственно работа разума это и есть работа словами (он – разум так устроен), и чем больше их в разуме, тем механизм разума точнее, мощнее, производительней и универсальней. Сказанное справедливо только для  полноценного, дееспособного, светлого и обученного правильной работе – механического разума. Другие виды разума таковыми считаться не могут, да и разумом это другое назвать вряд ли можно. Перечислять все вредные слова дело долгое, многотрудное, да наверное и ненужное. Достойный механический разум с определением вредности слов сам легко справляется, а если разума нет или он не механический то что-то такому растолковывать, что воду в ступе толочь. Поэтому все, что  будет сказано ниже делается,  для юстировки, регулировки, смазки и укрепления молодых механических разумов.  А посему, как говаривал Гагарин Юрий Алексеевич – «Поехали!». 
    Первым вредным словом будет – «Надежда». 
   Надежда – ожидание наступления или не наступления события или явления на основе достоверных, но не полных данных.
     Вторым будет – «Любовь». 
      Любовь – присвоение субъектам или объектам атрибутов и свойств на основании полных, но не достоверных данных.
       Третье соответственно – «Вера». 
        Вера – ожидание наступления или не наступления события или явления, а так же присвоение объектам или субъектам атрибутов и свойств на основании не полных и не достоверных данных.
         Вот и представьте, что в ваш разум попадает этот словесный мусор. Поломка механизма разума вам гарантирована.
         Вывод. Как только какая ни будь безумь, будет взывать к вашему разуму, используя эти слова, можете громко, внятно, и с достоинством  послать его (её) кобыле в трещину. Три эти сестрицы дуры как и следует дурам всегда на виду, а вот их четвертая сестра – «София – Мудрость» она как и должно мудрости не лезет всюду куда надо и не надо, а тому помогает кто о ней знает, помнит и к ней обращается. Для  разума мудрость как хорошая смазка для механизма, а любой механизм любит ласку, чистоту и смазку.  
         А для особо одаренных, на сладкое подарю еще словечко . Кто воткнётся тот будет всегда рядом со счастьем. Потому, что;
          Счастье – способность мозга к удоволетворительной самооценке  без применения патологических способов ее реализации.  

Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7522 г.