Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

ОБ ОДНОМ ЧЕКИСТЕ

      Всякий человекер на Руси нонче знает что *чекистами* называют сотрудников КГБ СССР. И чего только про них не говорят, чего только на них не вешают, и им не вчиняют. А на самом то деле мало кто их и живьём то видывал, и уж тем более с ними дела имел. А кто видел и имел те помалкивают. Не резон им об том вещать.
      А мне вот единожды довелось и видеть, и *плотно* пообщаться.
      Дело было так.
       В 1977 году, в конце января месяца я курсант первого курса  после первой успешно сданной сессии находился на каникулах и наслаждался отдыхом в Москве, в родительском дому.
      За трое суток до конца каникул ко мне заехал мой дружище, одноротец по училищу  Василий Г…в. Решил он погостить в Москве перед возвращением в Питер, столицу повидать и своих односельских девок работавших в Москве по лимиту навестить. Я же годился ему и как гид по Москве, и как компаньон  для ублажения подружки Васиной зазнобы. Ну и квартировать ему у меня было сподручно, опять же потом и в Питер на пару веселей возвращаться.
       Что бы была понятна дальнейшая фабула рассказа следует подробнее объяснить каков был Василий в главных свих ипостасях. А был он мордвин-эрзя из какого то большого мордовского села. Там он вырос на сельском труде, впахивал до призыва на действительную трактористом в колхозе, потом служил на ДКБФ мотористом на дизельной ПЛ, а потом и определился как и я в машинные ученики.
       Роста он был среднего, но в плечах таков, что шире его я человекеров не видывал. Никаким спортом Василий в жзнь не занимался, но сельское трудовое детство и юность сотворили в Васе слушку неимоверную.  Для примера (для тех,  кто понимает) Василий мог взять две двухпудовки, поставить их на пол, опереться на их ручки руками, и так стоя на руках сделать *уголок* и потом пройти на этих гирях держа *уголок* ротный коридор.
      Волосом был блондин, но уже начавший сильно лысеть, глаза имел блёклые, белёсые с почти невидимой радужкой, что немало смущало, или даже пугало  людей с Васей незнакомых. Я только когда Васю впервой увидел понял что есть такое - *чудь белоглазая*.
      Характер Васин лучше всего определялся его ротной кличкой - *Цементит вторичный*. Кто знаком с диаграммой сплавов  *железо-углерод* тот сам поймёт, а кому она неведома,  то пусть знают, что Цементит вторичный есть самый твёрдый из всех возможных сочетаний в сплавах железа с углеродом.
      И вот этаким то макаром прогулявшись по Москве, пока Васины девки днём трудились, к вечеру, к концу рабочего дня закупившись  водкой себе, винищем и сластями для девок оказались мы на площади Белорусского вокзала, и встали в очередь на такси. Были такие места – остановки такси в людных местах куда подъезжали свободные машины и практически с гарантией брали пассажиров, часто там даже очередь случалась.
      Перед нами в очереди стоял какой то кавказец в модной тогда у них большученной кепке-аэродроме, ростом недомерок, но с шикозными усищами, годов этак сорока. Перед ним молодой мужик лет тридцати добротно одетый, рослый, и маленько *задутый* - свежачком от него потягивало. А перед эти мужиком стоял какой то дед в военной форме с погонами, в чинах подполковника, старый уже сохнущий под размер гроба. Далее всякий разный народ.
       И вот этот мужик возьми да и примотайся к деду-воину, почему мол,  он в чёрных ботинках и черных перчатках коли ему к форме положено иметь и то и другое коричневыми. Дед как то испугано начал блеять про то, что он из дальних ебеней в Москву по ветеранским делам сподобился, а военторга в их пердях нет, вот и пришлось чёрное одеть. Так мужик начал его совестить, его стыдить, мол форму нарушать грешное дело и т.п.
      Вдруг кавказец, видимо того не вынеся, схватил мужика за пальто, повернул к себе и горячо так, но без мата и ругани, насел на него – чего мол тот к старику пристал. Смотри говорит он же старый совсем, добела седой, за нас воевал, не тебе ему выговаривать, ни по годам ни по его статусу. Ну и … всё такое.
      Мужик кавказцу его кепку на нос надвинул и говорит тебя мол не спрашивают, что к чему, стой, не отсвечивай.
      Ну тут уж я говорю мужику – чего это ты тут разблатовался, уймись, замри, замёрзни. Он мне, а я тебя щенка забыл мол, спросить,  что мне делать.
        Когда тебе 23 года и ты отслужил  и учишься  на человекера – механика, что означает – считаешь себя человекером вполне состоявшимся, то слово *щенок* в твой адрес есть большая ошибка. Рубанул я мужику по бороде за такие слова, и рухнул он плоско как доска на спину. Повалялся маленько, покорячился, потом перевернулся пузом вниз, встал на карачки, и сунув руку во внутренний карман пальто начал вставать. Вот тут то Василий и приложил его правой задней ногой по харе. На сей раз мужик очухивался значительно дольше, но оклемался (пьяного вообще то непросто вырубить, потому как он обнаркоженный).
       Сел он на жопу, демонстративно расстегнул пальто, демонстративно показал два пальца средний и указательный, отвернув борт пальто засунул их во внутренний карман и вынул какую то *корочку*. Встал,  подошёл к нам и сунул нам её в глаза. Оказалось то, что он есть капитан ГБ, так там было написано. Переглянулись мы с Васей, и Вася вломил ему такой *хук*, что мужик просто сложился как верёвка если её отпустить из руки.
    И тут ВСЯ ОЧЕРЕДЬ!, а была она не мала, отправила нас в только подъехавшую машину такси. Подхватил я выпавший у мужика его документ, брызнули мы с Васей в машину и погнали к девкам. Последнее, что я видел, так это мужика гебиста так и лежащего верёвкой и кавказца бодро рысящего в сторону ближайших дворов, ему тоже проблемы ни к чему. И дед,  стоящий в полном ступоре, но ему то вся эта заморочка и не в событие, и не в разум.
    Корочку мы потом спустили в ливнёвку, и забыли про того мужика, как будто его и не было. Да что то вот,  сейчас, в старость глядючи, вспомнилось.
    А более никогда, и никоим образом с чекистами ни видется, ни говорить, ни дела какие вершить мне не приходилось. Потому и рассказать мне о них и нечего.
      Ну оно наверное только к лучшему.

Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7528г.

О СПРАВЕДЛИВОСТИ

      «
                     "Справедливость, мать, справедливость. Ещё брезент". 

                  Сифилитик Сиплый – "Оптимистическая трагедия"
       Довелось мне править действительную воинскую службу в заполярье, в славном городе Североморске. А в краях тех гиблых,  жрачка только привозная, ни скота там не завести толком, ни сеять чего путного не выйдет. Ни земли там толковой, ни климата. Вот и живёт всё тамошнее человекерство на привозном харче, окромя конечно рыбы. А везут его понятное дело в осень. Эшелон за эшелоном катят, и на всю зиму склады набивают всяким овощем и прочим жоревом. Соответственно и гонят на выгрузку этих эшелонов солдатню и матросню стадами, что бы побыстрее управиться с разгрузкой и закладкой.
      Вот как то осеню 1974г. нас с корабля и отправили на такую выгрузку человек 30. Попали с вечера в ночь картошку выгружать. Начали работать – мешки таскать. Ну а пока идёт работа костерок сообразили, картошки напечь.  Тут же на складах луком обзавелись  и селёдкой. А пару гонцов в посёлок соседний  отправилось, водочкой  и  хлебом разжиться.
        Переметали вагона этак полтора, пора и перекусить. Собрались у костра, закусь готовим. Старшим с нами был лейтенант минёр, парень с умом, выпивкой не попрекал, да и сам маленько лизнул. А здорово уже стемнело, и тут,  откуда то из темна бабка явилась. Старая бабка с кошёлкой. Просит старуха «Вы, сынки мне картошки не дадите кошёлочку?». Тут кто то её и спрашивает «Далеко ли живёшь то бабка?». «Нет, говорит, вон там,  за складами мой домик». Ну,  взяла  пара матройзеров,  по мешку с картохой, «Веди, говорят, бабка». Та чуть на жопу не села, «Да мне сынки до смерти эту картошку  не съесть, куда мне столько».  Наши  смеются -  «Зато сытая помрёшь, с отрыжкой». Так и ушли. 
       Вернулись  вскоре парни, да не весёлые. Рассказывают. Пришли мы к бабке, а у неё домишко,  того и гляди рухнет. Фундамент крошится, крыша провалилась, крыльцо набок, нижние венцы у сруба труха, печь дырявая, стёкла побитые и … Беда, да и только. Спросили они у бабки,  как так случилось, что она в таком доме то живёт. Она им и рассказала. Сын у них тут в войну погиб. Похоронен здесь. Вот они с дедом поближе к его могиле из Поволжья  и переехали. Дед пока жив был за домом смотрел, в строю его держал. А помер дед, чего она бабка может. Власть местная иной раз да поможет, только её ещё допроситься нужно. Короче беда бедой.
      Ну,  так бы оно всё и закончилось если бы дня через два кто- то в кубрике про ту бабку не вспомнил, да о ней разговор не завёл. И как то порешили меж собой, что надо бы ей,  домишко поправить.  Пошли с таким делом к политкомиссару, изложили ему свою затею. Тот,  ушлый хорёк, сразу смекнул,  что ему это по его трудам зачтётся. Забегал, зашнырял по начальству. И продавил это дело. Правда справился,  где то по архивам, не врёт ли бабка.  Кто, и как деньги выделил то мне не ведомо. Но накупили всего, что потребно было и досок, и железа кровельного, и кирпича, и цемента, стёкол, да всего вдосталь. Бригаду создали. Ребята то все были кто сельский, кто фабричный,  с руками.  Да ещё повезло, что сами в ППРе стояли, время было.
       Так и сотворили мы бабке «домик пряник». Фундамент гранитный, крыша  железом крытая. Гнилые брёвна в срубе заменили, обшили дом. Крыльцо новое справили, печь переложили, полы заменили, рамы и двери, застеклили, покрасили всё.  Сказочный дом вышел, даже коняшкину башку на конёк вырезали.
      Бабка,  пока мы всё это творили,  слезьми  облилась. А как закончили,  проставилась, порядки знала. Не окатишь винцом работников, не стоять дому. Сготовила бабка закусь немудрящую, из того, что мы с корабля принесли и на складах украли. И самогонки поставила  вдосталь,  самогонка она всяко водки казёнки  дешевле, не на старухины деньги нас поить. Сели мы, рассупонились, разлили и такой дух пошёл от того самогона ацетонный, аж пить страшно, а ещё страшней потом прикуривать. Не самогон, а уран какой то, на карбиде настоенный. Спрашиваем у бабки где она его взяла. Говорит у соседа,  дома за три от неё, он мол местный бутлегер. Белорус Петрик  большой знаток и ценитель самогона про цену спросил. Бабка назвала цифирь. Петрик  сказал, что это грабёж, такой самогон того не стоит. Ну и пошли мы с Петриком  к соседу  за справедливостью. Почему мы? Да потому, что ближе всех к двери сидели.
    Пришли к дилеру. Купец - жлоб с рожей,  которую враз и не обсеришь. Объявили ему претензии, назначили замену товара. А он нам «Не баре мол,  вам и такой – счастье». Ну,  тут я ему и отвалил затрещину. А поскольку природа матушка меня ни размером, ни силёнкой не обделила, а зверства и дури,  так и вовсе с избытком,  пожаловала,  то пролетел мужик через всю комнату, да об стену башкой и добавился.  Полежал, посидел и пошёл за первачом. Мы с него ещё и бутылку сверху взяли,  штрафом. Тут и сказке конец.
     Так в чём спросите справедливость. А вот в чём. У бабки хоть,  до смерти жильё путёвое случилось.  Политкомиссар свои заслуги по службе выложил, и звание очередное досрочно себе намутил. Матросня  совесть утешила и  получила через бабку доступ к месту, где спокойно винца попить можно. Североморск тогда был закрытый город, и солдатерам и матройзерам срочной службы алкоголь не продавали, ну если только втихаря «из под полы».  Бутлегер новой,  хорошей клиентурой обзавёлся, в большом количестве. А мне лично он завсегда дешевле свой продукт сбывал. Вот такое всем счастье случилось.
    Отсюда вывод - справедливость только тогда является таковой если все в ней участвующие получают удовлетворение своих потребностей без ущемления чьих либо интересов.
 

       Творите добро!
 

    Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7524г.

О СОРТИРАХ И ДУШЕ


Вот вам типичный сюжет из необъятного набора американских блокбастеров, боевиков, детективов: герой или герои в предельно трудной ситуации – монстр их защемил, или злыдни какие, изрекает фразу «Надо спасать свою (свои) задницу (по русски - жопу)». Любит он её – жопу, свою жопу. Любит, холит, жалеет и спасает в первую очередь. И ведь не только в кино в жизни так же. Штаны для неё хорошие шьет, стулья и кресла для нее удобные делает, возит её на хорошей машине. Да и по мелочи не забывает пипифакс помягче подсунет, унитаз уютный сообразит, городских сортиров удобных и теплых понастроит, чтобы функционировала она без напряга и в комфорте.
         И вдруг ….. Россия. Москва. Какие теплые сортиры? В самом лучшем случае синяя пластиковая, вонючая, холодная будка. С седухой под посадку на корточках, без крючков на которые можно сумку или верхнюю одежду повесить. Некомфортно, неуютно там жопе, да и всему человеку тоже. Но это лучший вариант, а все остальные это; стройка (если сторож пустит), гаражи, кусты, лифты, подъезды, спуски в подвалы – кто что найдёт. Мужикам всяко проще, для малого дела подходит любая вертикальная поверхность (а иногда и она не обязательна). Женщинам опростаться так просто – беда. Если, нет синей будки. Это – столица! В уездных и губернских городах общественный сортир только на вокзале. Ни к чему там такая роскошь. Не баре. Приспичило, ну и пошел «до ветра». Ветер – он всегда есть, и везде. Вот и засраны и зассаны в России все укромные уголки.
          Зато вся наша мозгоправка неустанно, непрерывно с предельной настойчивостью призывает нас спасать душу. Что такое жопа, для чего она нужна и как функционирует, знает каждый, а вот что такое душа, в каком органе она расположена, для чего нужна, и как работает, никто толком не знает и сказать не сможет. Может именно поэтому, в Москве церквей больше чем общественных сортиров.
          Та же мозгоправка постоянно и неуклонно твердит нам о том, что мы являемся наследниками византийской культуры. Не согласен. Былая поповщина которая тусовалась с тамошними единоверцами может и нахваталась чего, а вот что бы целый народ что то у кого то перенял, так это нужно, что бы он (народ) в течении долгого, долгого времени очень плотно общался с другим. На всех уровнях. Было такое в нашей истории. Общались. С Ордой. Долго, плотно, разнообразно, продуктивно. И как известно «С кем поведёшься от того и наберёшься». Это я к тому, что монгол в степи по нужде и ходил именно «до ветра», некуда там больше дойти.
       Без выводов. Думай, думай голова – жопа трещину дала.

Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7522 г.