Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

КАРГАНПУРГУЛЬДИ

(начало рассказа)

… Карганпургульди таково было тогда и там моё имя. Я был воином. Я знал то, что я воин с самого своего детства. Быть им было моей судьбой. Я не помнил ни своих родителей, ни каких либо других родных. Я не помнил никаких своих друзей, ни даже знакомых, я всегда был только сам с собой.
     Я не помнил себя – ребёнка. Я не знал сколько мне лет и откуда я родом. Я не знал где, кто, когда и как обучил меня ремеслу воина, но знал я это ремесло очень даже неплохо. Я не знал кто дал мне моё имя! И я очень смутно помнил все войны на которых мне довелось бывать. Воспоминания эти появлялись когда я вдруг узнавал местность на которой я уже бывал, и это могли быть как Север так и Юг, как Запад так и Восток. Холодно много замёрзшей воды и мало местных жителей – Север, жарко много растений и много жителей Юг и … . Но я не стремился специально вызывать какие то воспоминания, ведь в воспоминаниях нет никакой практической пользы.
     Я не знал  даже имён моих ближайших соратников, я называл их про себя только по данным им мной кличкам- приметам – Рыжий, Левша, Бокоход, Безбровый и … . Я не знал  имён своих офицеров, кроме имени своего непосредственного командира всадника десятника Сирфайкемати, и говорил я только с ним. Говорил только два слова *Будет исполнено*, когда он отдавал  мне приказ или  поручение. Больше я ни с кем не говорил, никак и никогда.  Даже если меня посылал  выполнить своё требование какой либо офицер я только кивал ему головой и отправлялся исполнять порученное. Остальные из нашего десятка вели себя точно так же, никто ни с кем не говорил, и если была  необходимость в совместных действиях,  то нам было достаточно просто переглянуться, иногда объяснялись жестами.
     Я не любил войну, но и не отрицал её, я был к ней равнодушен. Война была всем сразу для меня и судьбой и ремеслом и привычкой и может быть чем то ещё,  названия чему я не могу найти в известных мне словах. Меня не напрягала и не раздражала монотонность военно-походной жизни, а иной я и не знал. Никогда например я не только не жил, но и ни разу даже не был в ином жилище кроме своего походного одиночного шатра. Иногда я даже не знал с кем и почему мы сейчас воюем, сам я об этом не спрашивал, а если и узнавал то только тогда, когда случайно мог услышать разговор офицеров будучи в наряде или в карауле.
   Война как ремесло меня вполне устраивала, не хуже и не лучше она была других занятий. Так же монотонна как земледелие и кочёвка со скотом, так же насыщена разной деятельностью как ремёсла тех кто сотворяет всяческие вещи или строит мосты, крепости, здания, дороги, так же располагает к покою как звездочётство и землемерие и счисления. Я не тяготился её кровавой сутью потому что я не убивал никого кроме таких же как я воинов. Убивал обученных, вооружённых и равноценных мне своим  ремеслом севайров.
     Я никогда не бывал в городах, потому что всадники не входят в города со своими верховыми животными – игаррами. Игарры злобны и кровожадны, они ненавидят всех кроме своего всадника, и даже друг друга если они одного пола. Ну и конечно ещё и потому что всадники не штурмуют крепости, это удел пеших воинов. Наша война, война всадников – поле, степь, пустыня, просто равнина. Даже в лесу это уже не наша война. А оставлять надолго своего игарра одного нельзя ибо он не признаёт никого кроме своего севайра, своего всадника. Игарр считает своего севайра частью самого себя и поэтому всегда стремится быть рядом или хотя бы видеть или слышать или ощущать запах своего всадника.
   Но я много читал о городах. При штабах всегда бывает большой обоз со свитками мудрости, и я часто брал там свитки и читал их, заполняя этим свой досуг. Из этих же свитков я многому выучился, и мог сам делать счисления и знал  многое об устройстве этого мира и природе многих вещей в нём сущих.
Как и всем мужчинам мне конечно были необходимы женщины для удовлетворения половых потребностей. Их я имел в практически свободном доступе в специальных *женских шатрах* которые всегда перемещаются вместе с обозами вслед за большими воинскими образованиями. Две из них мне очень нравились, равно как и я им. Обе они понесли от меня ребёнка, и покинули *женские шатры* потому что быть там с детьми запрещено. Обоим я отдал все накопленные на тот момент монеты, и этого оказалось достаточно что бы они обустроились в своей новой жизни. Воину всаднику хорошо платят и у меня не было недостатка в монетах.  Имя моим детям я не давал, имя им дали их матери.
Это конечно не всё что я помню о себе, но для этого рассказа считаю достаточным … .

ОБ ОБУЧЕНИИ 2

   
Несомненно то, что самым выдающимся обучающим были не Песталоцци, Ушинский, или Макаренко, а медведь Балу – наставник Маугли. Почему так? Да потому, что он использовал в натаске  мальца только один единственно действенный приём обучения – «Наказание за неправильно совершённые действия должно быть мгновенным и болезненным».

      Вообще обучение молодняка способам добычи пропитания свойственно только млекопитающим стоящим на вершине пищевых цепочек. То есть хищникам. Сюда же попали и ребята всеядные как то медведи,  барсуки, приматы, ну и соответственно мы, высшие приматы -  человекеры. Кстати SIC! эти ребята (всеядные)  имеют ещё одно общее свойство – все они «стопоходящие».
          У водяных хищников та же система. И дельфины и киты, и тюлени с моржами молдняк натаскивают.
      Остальные энималы подобной мутью не занимаются. Выкормил дитёныша,  поставил на копыта, на крыло или лапы, а дальше сам,  кулькайся как сумеешь. Вот только за общественных насекомых сказать мне нечего. У них там всё как то не просто обустроено. Но подозреваю, что обучение у них существовать всё таки должно, поскольку коллективная деятельность требует особых умений.
     Ну а раз так, то глянем ка на то,  чему и как ведётся обучение. Обучают только двум позициям – добывать пищу, и уходить от опасности. А других умений то им и не требуется. Остальное «забито» в инстинкт, соответственно и работает безотказно. Методика только одна – «Делай как Я!». Неисполнение карается двумя способами  трёпка и голод. Через голодное брюхо и рваную холку доходит мгновенно. Настоящие приматы (не интеллигенты) тоже с дитьём не цацкаются. Грудника то конечно не обидят, но «подростку» ввалить «леща» - на раз.
    Ну,  это всё братовья наши шерстяные исполняют. А мы голокожие как приладились обучением молоди заниматься?  А вот как – взяли да почитай  почти всё и похерили.  
    Если конкретно, то
     1. Бессмысленно длительное время обучения. 11 лет. И не обучения даже, а забивание в голову совершенно лишней и бесполезной информации. А именно,  дитёнышу, сидящему жопой на стуле,  ссут в уши всякую глупистику. Такую, как например,  «литература», «музыка», химия, иностранный язык, географии с биологиями и т.д. При этом не обучая никаким навыкам потребным в повседневном существовании,  ни харч сготовить, ни пуговицу пришить, ни шуруп закрутить. И таким образом существишко привыкает быть всего лишь потребителем рассказов. Детство просиженное на жопе. А природа обучает только в действиях, движением деятельностью.
      И если ребятня деревенская ещё в силу житейских условий всему практическому  обучается, то «горожане» так до 18 годов, а то и больше (если в армию не попадут)  на уровне безмозглых детей и существуют. Да зачастую,  и числясь взрослыми уже,  так и остаются детьми неумехами.
      То есть никакими практическими   знаниями и умениями потомство  не  обеспечено.
      2. Нарушается главный принцип «природного» обучения,  суть которого в том, что обучение заканчивается с наступлением половозрелости. Начал звериный  «мужчинка» на самок лезть, а самка проявлять свою  самочность, всё, это уже существо взрослое, а взрослым обучение не требуется. Не успел к этому времени обучиться это уже только твои трудности. А у человекеров что твориться?  Пацану 14 годов, он уже писюн теребит, у девок груди попёрли, а им формулы, теоремы, а то и хуже того историю с обществоведением  в башку втюкивают. По закону в 16 уже можно жениться (замуж выходить) а оно (дитё с мохнатым лобком)  всё еще парту жопой трёт.
       Нахождение половозрелой особи в социальном статусе ребёнка ломает его как  полноценное гендерное существо. Не отсюда ли такое количество дефективных  особей в системе родовоспроизводства.
       3.У одиночных высших млекопитающих обучением, исходя из условий, занимается самка, а вот у общественных именно самцы. Таким образом формируется иерархия стаи. А иерархия суть основа эффективности выживания.
          Что у человекеров? Сплошняком самки как обучающие особи. А человекеры то суть стайные ребята. Обученный самками  молодняк не способен встроиться в иерархию. Он не умеет этого делать, а именно не знает когда надо «хвост поджать», а когда «зубы ощерить».  Как следствие молодняк полностью не способен самостоятельно существовать в социуме.
    И так поколение за поколением. Соответственно и степень деградации существ неуклонно растёт. Путь в вырождение не только определён, но и начат. Первые шаги уже сделаны.  «Европа» так та уже треть дороги прошла.
      Природой продолжительность совместной жизни самца и самки (брака) высшего примата человека определена  в 6-7 лет. К этому времени первое потомство должно уже быть способно,  самостоятельно добывать пищу и знать основы выживания - «технологии» спасения от хищников и стихийных природных явлений.  Следующее потомство увеличивает этот период на уже его (этого потомства) 6-7 лет. Так вот ещё лет 200- 250 тому назад 6ти , 7ми летний ребёнок переходил в категорию подростка, а половозрелый 14 летний однозначно попадал в категорию взрослых. И соответственно к этому времени он должен был быть обучен всем необходимым для его социального статуса знаниям и умениям. И не имело значения, каков будет этот статус. Возьмёт он топор, что бы лодки строить, или на трон царевать сядет. Поминаемые  мной ранее ПётрI и КарлXII сели на трон один в 10 лет, другой,  в неполные 15.
       Можно конечно попытаться и оспорить мной изложенное, но именно поколение «детей войны» то есть детей в силу обстоятельств вынужденных стать взрослыми  в предусмотренное природой время и создало ту самую могучую  Советскую страну. Это именно они в войну встали к станкам, сели на трактора, а потом пошли учиться в техникумы и институты. Их Балу звали -  Война.
       Вот,  наверное,  общие позиции по физиологии обучения я изложил.
        Следующим будет сказ о «технологиях» обучения.
      Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7524г.