О РАССТОЯНИИ

Я не лингвист.
*Ра* - имя бога солнца в какой то дальней, дремучей религии.
Как его имя попало в русский язык мне неведомо. Но то, что присутствуя в русском языке в качестве части многих слов, где префикса, где корня оно однозначно привязывает всё слово к какому либо понятию света.
*Ра* = свет
Ничего неизвестного ранее, или уже не рассмотренного или не сказанного разными спецами и не спецами этим я конечно не сообщил.

Итак - назначим префиксу *ра* в слове *расстояние* значение - *свет*, что не противоречит его остальному употреблению в русском языке.

И имеем  *стояние* как  наличие неких сущностей.

И тогда *расстояние* это ВИДИМАЯ отдалённость  этих сущностей друг от друга.

А теперь SIC!!!   В темноте НЕТ РАССТОЯНИЙ.
   
      Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7527г.

О ПРАГМАТИЧНОСТИ

Проживал в Новогороде во времена седые дремучие некто Василий Буслаев.
Был он из рода боярского знатного и богатого.
Соответственно статусу своего по тому времени *крышевал* он многий тогдашний *бизнес*, для чего и имел собственную бригаду именуемую тогдашним словцом *ватагу*.
Сам он был ни силёнкой ни душевным зверством не только не обделён, но и дарован с избытком.
Однажды на одной из *стрелок* что то пошло не так и началась между ватагами баталия.
Вася от всего этого битья и гвоздыряния  впал в берсеркство и начал мочить и супостатов, и своих, и прохожих.
Унять его никоим образом не представлялось возможным, но тут кто то вспомнил, что Василий имел почет и уважение к своему бывшему учителю.
В тогдашние времена на весь *академический курс* одного наставника вполне хватало.
Кто-то быстренько сгонял за Васиным наставником, тот в просьбе не отказал и явился на выручку.
Принялся он Васю увещевать, не выпускать более из народа кровищу и кишки.
Василий его выслушал и ответил - *Когда ты меня учил,  я тебе деньги платил, а теперь я на тебя и срать не хочу!*.
И продолжил своё *соло на дубине*.
Унять его смогла только опять таки призванная в подмогу матушка, которая просто повисла на нём сзади,  и когда он наконец заметил что что то  висит на его спине и что то вещает, и узнав в этом *что то* маменьку  помаленьку унялся.
С матушкой спорить резону не было, потому как наследственное право за ней было в силе, а посему непослушание ей было Васе не резон.


Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7527г.

О БОРОДЕ

Причины по которым допускается ношение бороды.
1. Заболевание кожи лица препятствующие бритью.
2. Дефекты лица устранимые визуально наличием бороды.
3. Невозможность своевременного регулярного бритья.
4. Религиозные каноны и предписания.
5. Лень.
6. Понты корявые фраерские.
7. Временное изменение внешности с целью её сокрытия.
  В правильной терминологии усы - *отпускают* и снимают*, бороду - *отращивают* и *сбривают*.
     В своём первом Арктическом рейсе я забавы ради решил отрастить бороду. Занятно мне стало,  каков я буду с этаким звериным украшением. Рейс предстоял длинный по времени, места пребывания дикие, так что никаких внешних препятствий для проведения этого мероприятия не предполагалось.
   Так как для того что бы придать ей (бороде) некую эстетичную форму её сперва требуется отрастить просто всюду откуда она лезет как зверью шерсть, и уже потом изгаляться в цирюльных  фантазиях. Потому то к своему прибытию то ли в Тикси, то ли в Певек (сейчас уже не помню) зарос  я шерстью не хуже какого ни будь лесного гамадрила или какого ещё обезьяна. И цветом шерсть эта оказалась рыжая как недозрелая морковь.
     В Арктических рейсах из-за присутствия на судах множества *пассажиров-попутчиков* - людей перемещающихся на Севера каждый по своей нужде, команде судна приходится уплотняться, что бы все могли разместиться в каютах, и никто бы не бичевал необустроенный.
    Уполтнился и я. Сосед по каюте некто Сергей, моторист нашей же команды, парень холостой и собой видный имел привычку во всяком порту захода огулять одну-две местных дамочек, как нонче принято говорить - с низкой социальной ответственностью. Я ему в этих мероприятиях не препятствовал, с условием конечно его ответствия за соблюдение санитарных норм (чистоты в каюте) и недопущение воровства.
     И вот по приходу в этот то ли Тикси, то ли Певек на приходной пьянке напоролся я до полного отключения всех своих рецепторов и нейронных связей – в труп. Кто то и каким то образом доставил меня в мою каюту и загрузил на верхнюю койку, и не забыл задёрнуть занавески.
    Сколько я провалялся в отключке  не помню, а очухался от знакомых звуков. Сосед притащил на *расправу* очередную местную  Сильву и готовил инструментарий – включил музыку на магнитофоне,  настругал закуси, и уже разливал по стаканам усладу души.
     Оказалось так, что уснул я с непрожёванным куском какой то сухой колбасы за щекой, и я решил этим обстоятельством немедленно воспользоваться, слезать и нормально пить и закусывать я был не в силах.
     Я маленько сдвинул шторку высунулся и попросил соседа - *Серёга плесни полстаканчика*, на что тот отреагировал мгновенно *Да, да сей секунд* и плеснул стандарт на 150.  Я съел дозу, и вытащив из-за щеки *закусь* принялся её чавкать. В процессе всех этих манипуляций *гостья* сидела открыв рот и вытаращив на меня глаза.
    Когда же я исчез за занавеской, она тихим-тихим шёпотом спросила *Сергей, а это кто?*. На что Сергей ей  ответил *А это. Это я в Африке купил говорящую обезьяну*. Девица испугано вопросила *А она не кусается?* Серёга её успокоил *Нет. Когда она похмелится, она смирная*.
   На этом справясь с колбасой  и получив прилив сил из *живой воды* я снова и уснул.
    Потом уже задним числом, вспоминая эту историю, мы с Серёгой хорошо поржали. Штука в том, что я с опухшей  после пьянки рожей в рыжей по всей морде бороде и с оттопыренной колбасой щекой был реально весьма схож с братом-приматом. Серёга то знал кто я таков на самом деле, а вот дамочка сказ про говорящую обезьяну приняла всерьёз.
    На обратном пути в Мурманск бороду я сбрил и более никогда её не отращивал.
    Ну что барбудосы,  намёк поняли?
Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7527г.

О НЕКОТОРЫХ ОПРЕДЕЛЕНИЯХ

   Я не лингвист, а посему имею полное право на свои способы обработки всякого словарного материала.
    В русском языке есть много разных терминов-слов для обозначения физического противодействия человекерских особей друг против друга. Вот и решил я разобраться в их основах с технологической (физической) стороны.
    Наиболее частоупотребимое слово обозначающее противодействующий физический контакт это ДРАКА. Глагольная форма этого слова – ДРАТЬ. То есть если технологически,  то раздирать плоть супостата неким инструментарием как то например клыками, когтями, рогами, ну или применительно к человекерам любым ручным инструментом хоть навозными вилами,  хоть стамеской, хоть *розочкой* из бутылки, хоть … . Но именно раздирать, а не протыкать или прорезать. Таким образом,  грызню собак или тем более кошаков, или *пырку* кабанов  можно смело определять как драку по технологии применяемых средств и действий.            
      Можно ли например так назвать действия мутузящих друг друга пьяных мужиков? Можно, но только приусловии наличия процесса *раздирания*  плоти , порвал один другому рот  - да, это драка, откусил нос или бровь – да, это драка, разодрал рожу краем крышки от урны – да это драка, ну или в противоборстве, например 2х женщин когда они *распахивают* друг другу физии своими когтищами, и … . С этим пока всё.

     Синонимы к слову *драка* ищите самостоятельно.
    Следующее слово БИТВА. Оно так же чётко указывает на технологию противодействий противников. Они совершают удары друг по другу. В любых вариациях, любыми органами, или инструментарием. Бараны и козлы делают это лбищами, кони копытами, гусь бьёт крылом,  ну и … всяк бьющий бьёт чем и как умеет. Умеет это и человек и передними руками, и задними ногами, и башкой, и локтём и коленом. Умеет и *инструментом*, любым и просто под руку подвернувшимся, и специально для этого сотворённым. Практически это может быть любой предмет, кроме может быть песка и воды (не находящихся в какой либо таре или упаковке).
     В *технологию* *битва* можно смело включить и тычковые удары даже если они наносятся и заострённым, заточенным предметом. Такого инструмента человекеры насозидали столько что и не перечтёшь. Всё оружие ручное этот инструмент и есть. Вот и бились человекеры друг с другом века и века. И до того добились что родилось новое слово – ВОЙНА. Оно и происхождение своё повело от слова БОЙНЯ. А бойня это суть та же битва только длительная многочисленная и на полный *кирдык*.
      И этот термин-определение в самый раз пришёлся к участию в бойнях огнестрельного оружия. Оно ведь тоже бьёт, но издалека и очень даже сильно, сильнее любого ручного предмета. И оно уже точнее определяет суть и технологии противодействия.
     Опять таки синонимы к слову *битва* ищите сами.
    ***Конечно есть категория *особых* технологий не вписывающихся в эти термины или вписывающиеся в оба – и *драка* и *битва*. Например *стычка* быков, которые не бьют друг друга как бараны а ковыряют рогами, или *перепыр* оленей, или сшибка моржей, *рубилово* петухов клювами и шпорами, ну и … . В таких схватках есть всё и раздирание плоти рогами или бивнями и тычки и проколы, так что тут каждый сам волен применить любой термин-определение. Ну и к людским мутным (особенно пьяным) *зарубам* тоже.
      Но продолжим о *войне*. Нонче уже никто в практическом его использовании не применяет его иначе как противодействие огнестрельным оружием всяческого устройства противнику вооружённому таким же оружием. Т.о. понятие война и термин-определение война неразрывно связаны с огнестрельным оружием и способами и результатами воздействия им на противника.
       Но вот тут то и подкралась,  как нонче модно говорить *засада* или *измена*. На смену огнестрельному оружию в широчайшем спектре применения приходят ракеты. И если раньше  их (ракет) было всего несколько классов, то сейчас их таковых  понатворили, что только выбирай, да и то не сразу сообразишь какая лучше. Есть и маленькие которыми один пехотинец управляется, и на всякой технике прилаженные, и самолётные, и корабельные, и на подводных лодках, на беспилотниках, в шахтах-норах, да что там говорить даже дикие всякие народы палестинцы какие то, курды, и ещё чёрт те кто наладились какие то самодельные  реактивные  *бонбы* сочинять.
      И по мощности своей на всякое дело свою можно найти, одной палатку с солдатнёй вражьей спалит, другой самолёт сшибить, или корабль утопить, третьей танк разметать, четвёртой бункер подземный расковырять, пятой вообще городишко какой разметать и … .
     Но есть у них у всех общее свойство, которое к моему суждению прямиком годится. Всякая ракета не *дерёт* не *бьёт* не *воюет* она РАЗРЫВАЕТ. Просто разрывает то во что попала. А  коли нет *дранья* и *битья* а есть *разрывание*, то тогда это не драка, не битва, а *РВАКИ*.
    Плюсуя сюда весь современный набор технологий противодействия как то, например, пропаганду, шпионаж, диверсии, дипломатию, экономические меры, возбуждение внутренних паразитов и вражин, внесение национальных раздраев, искажение исторических реалий и всё подобное называемое *гибридной войной* по совокупности  есть тот же *разрыв*, но не конкретного военного объекта, а всего государства, народа, страны как противника. Рвака, как есть *рвака* в чистом виде. И ракеты её непременная и очень весомая составляющая. То есть мы получили то, что выше помечено как ***.
     И теперь, исходя из всего вышеизложенного,  *Механический Разум* принял себе в пользование - для определения  всех современных противодействий между странами (государствами) применять термин-определение РВАКИ.
     Будучи носителем русского языка по праву рождения и места проживания, и всех прочих личностных идентификаторов меня как русского, я имею полное право на ЛИЧНОЕ использование слов русского языка удобным, понятным, действенным и правильным для языковых норм способом.
Так тому и быть.
Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7527г.

О ПУСТОТЕ

  Космос есть – ПУСТОТА!
  Да, именно так – ПУСТОТА. Вот если взять и собрать всю осязаемую материю которая там, в Космосе находится, то будет её на весь Космос малая щепотка. Всё остальное это пустота. И вся эта материя расшвырена по всей этой пустоте совсем уж крохотными частичками. Как их ни назови, хоть скоплениями Галактик, хоть Астероидами, хоть Звездами, хоть Газовыми облаками, хоть ещё как.
  Такие там между этими *объектами* материи расстояния, что считай, болтаются они в своей пустоте каждый.  Есть правда ещё и такая форма материи как *поля*, электромагнитное, электрическое, гравитационное, манитное, может и ещё какое иное покуда нам неведомое, но и эти то *поля*, прямым способом человекеры не ощущают. Так что материей *поля* можно пока считать только условно. Природа их происхождения и их сущность человекерам  тоже пока неведомы, их свойства изученные человекерами хоть и позволяют свойства эти  пользовать в своих практических целях никаких сведений о природе самого *поля* не дают. Потому, и есть, на сей счёт только предположения, что само по себе не есть знание.
  Остальная же материя вся человекерами осмотрена, с помощью всяческих устройств от глаза человекерского и трубы зрительной до спутников-роботов- космических *шпионов* и разных систем технических наблюдений. И поделена по своим свойствам на всяческие характерные типы – Кометы, Звезды, Планеты каменные с атмосферой и без оной, Планеты газовые *горячие* и *холодные*, Астероиды, Туманности и прочая и прочая … .
  Занятное это дело интересное познавать как и что вокруг нас человекеров устроено. Из чего что сотворено, как меж собой всё это слажено и взаимодействует, как меняется, что в себе таит и … . Много для этого всяких затейных технических устройств человекеры навыдумывали и насозидали. И в дальние Космические дали своих соглядатаев отослали, и тех кто из всякой дали к Земле сам прилетел или *рядом* обосновался тоже всякой премудрой техникой разглядывают, *нюхают* и *щупают*.
  И всё это конечно здорово,  и познавательно,  но,  на мой взгляд,  довольно таки бессмысленно с практической точки зрения. Потому как ПУСТОТА. Камни и газовые пузыри в пустоте. Пустые камни и пустые пузыри. И хоть может и есть в них чего человекерам потребное, и может даже в избытке, да вот  взять это потребное руки у человекеров коротки. Не может и не сможет человекер через ПУСТОТУ ко всему к этому добраться. А может только махонький кусочек этой пустоты рядом со своим камнем – Землёй немного пользовать. Спутников туда напускать, для всякой связи и шпионажа, да пулять друг в друга ракетами через эту пустоту, чтобы понадёжней попасть по своим ворогам, а более ничего путного в ПУСТОТЕ и не сотворить.
   Нет, ни коим образом, не призываю я отказаться от изучения всего того что называют Космосом, пусть любознательный народ его устройство узнаёт и осмысляет. Не так уж на это много сил человекерских и денег на всякую космическую машинерию потребно. А вот надеяться, и уж тем более рассчитывать, что когда то каким то образом ПУСТОТА чем то полезной человекерам сподобится это именно что ПУСТОЕ дело.
  И отсюда можно только одно вывести – не стоит человекерам  ПУСТЫМ мечтательствам  о покорении Космоса (читай ПУСТОТЫ) предаваться, а только и стоит,  что обустраивать свой Космический камень так чтобы жить на нём было человекерам сытно и удобно.
Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7527г.

О ЧАЕПИТИЯХ

    Когда то в какие то времена далёкие неведомые удумали китайцы – народ ушлый и соображалистый заваривать кипятком  сушёные листы некоего куста тамошнего. Так и появился напиток ЧАЙ, про который тамошний китайский мудрец Конфуций сказал так - *Кто не пьёт цай тот цмо*.
     Ну а потом когда до Китая добрались иноземные купцы чай и расползся по всему миру. И всякий народ приладился его пользовать по своему, так как ему это было сподручно, вкусно и кайфово. Калмыки его с молоком  варят, добавляют в это варево соль, масло или жир, специю всякую. Якуты тоже чай с молоком варят, сластят его и солят, британец тот просто в заваренный чай молока добавляет, узбек чайхону придумал,  … , японец вообще его с *таком* потребляет больше церемоний разводит чем чаю выхлебает. И так всякий народ своё с чаем творит.
     И вот тут то и впёрло меня в радость и гордость то, что и русский народ на этот напиток своё изобретение сотворил. Да такое, которое не всякому и по уму то придётся. Русские изобрели ЧИФИР.
     Крепкий чай на Руси не диковинка, даже градация чаёв по крепкости есть – в возрастании её степеней выглядит она так - *боярский* - *купеческий* - *чифирь* - всё что крепче *яд*.
      А поскольку чай потребляют и в Азии и в Европах но ни там ни там до чифиря не докумекали, то и получается что чифирь есть русский национальный безалкогольный напиток.
     И всё при чифире есть, что к чаю прилагается. Его и заварить, и *напарить* следует не абы как, а по правильной *технологии*, и употреблять особым способом и … .
Вот так вот!
    Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7527 г.

КАРГАНПУРГУЛЬДИ

(окончание рассказа)
   … я сидел на своём игарре полностью облачённый в доспехи из чёрного с зелёными прожилками камня, на звере был тоже полный звериный доспех, тоже из чёрного камня только прожилки минерала были желтоватые. Я не стал брать с собой весь комплект оружия всадника, взял только короткое копьё с широким наконечником потому что его можно использовать и как копьё и как подобие  кууга  и утяжелённую булаву с удлинённой рукоятью. Лишнее оружие всегда помеха воину и лишний груз для игарра.
      Вместе со своим десятком я находился в строю таких же всадников, которых было неисчислимо. Наш десяток оказался в первой шеренге и даже если мы и были не в самом центре шеренг то,  даже чуть выехав вперёд,  из строя и посмотрев и направо и налево не было видно конца строя всадникам на иггарах. А ведь где то должны были быть и колесницы с метателями глиняных шаров и пешие войска и … всё остальное воинство.
     Да, это был день БИТВЫ. Мне неведомо было,  сколько воинов сошлось на эту Битву с каждой стороны, но судя по тому, что местом для неё была  выбрана целая равнина величиной с большое княжество здесь должны были быть миллионы воинов, и это должна была быть БИТВА БИТВ!
      Поставленной  нам целью было идти вперёд настолько насколько хватит сил и у сефайров и у зверей, и когда сил идти вперёд уже не будет биться на этом конечном месте столько сколько будет возможно. И всё, более ничего от нас не требовалось. Это означало то, что мы должны были если и не проломить на всю глубину войска противника, то хотя бы ворваться как можно глубже в его войска и держать созданный *коридор* для тех,  кто последует за нами.
      Но я понимал, что поставленная нам цель недостижима. Причиной тому было то, что противник выставил напротив нас – тяжёлых панцирных всадников не колесницы, не пеших воинов, не камнемётные машины или лёгких всадников ройев воюющих верхом на нелетающих птицах лофо, а таких же,  как и мы панцирных всадников. И их построение говорило о том что они просто пойдут нам навстречу, или мы пойдём навстречу им и никто на продвинется вперёд до тех пор пока будут живые с обеих сторон. А может так и было задумано, мне то было неведомо.
      Я с нетерпением ждал сигнала к атаке, до противника было около сорока прыжков игарра, а это как раз та дистанция на которой игарр набирает наибольшую скорость для своей массы в доспехах и со всадником на своей шее такую  при своей силе что в момент столкновения с ним не устоит на своих ногах столбах даже могучий тлох. Но вот если противник пойдёт вперёд одновременно с нами, то ни их,  ни наши игарры не успеют набрать полной скорости и тогда бой сведётся не к прорыву  ни с нашей ни с их стороны а к вязкой кровавой мясорубке. Но мне было всё это безразлично, потому что я очень, очень хотел убить и победить.
    Так мы стояли долго, с начала рассвета до начала нагрева воздуха Светилом. Перестоять до полудня, до солнцепёка значило убить жарой не меньше трети и зверей и всадников,  потому что каменные доспехи и тех и других просто становились печью,  в которой жарится  сунутое туда мясо.
       Потому то когда  сигнальные боевые трубы загремели *атаку* я тронул своего игарра вперёд и сразу начал следить за противником. Зверь не требовал управления на прямом *навале*потому что для исключения схваток между этими злобными не терпящими друг друга зверями, когда в строю они находятся рядом им надевают на глаза боковые шоры и зверь может видеть только то что перед ним, а что бы он не вертел головой становится заботой всадника. А при атаке вперёд это даже хорошо, потому что увидев впереди других игарров звери озлобившись до полного безумства сами рвутся вперёд в свою звериную битву. А вот в общей схватке поворачивать голову игарра в нужну сторону это уже дело всадника, и от такого его умения часто зависят  жизни и седока и зверя.
        Враг двинулся вперёд одновременно с нами. Так как я был в первом ряду строя то и набирать скорость моему зверю никто не мешал, а так как игарр мой был самец в самом своём зверином расцвете, и был хорошо выучен и очень хорошо кормлен, то нёсся он чуть ли не как птица лофо. От бесчисленных ударов лап зверей земля тряслась и гудела, и этот гул  был первыми аккордами музыки битвы.
    И вот уже противник оказался совсем рядом, и когда я увидел белки глаз игарра противника,  это и была уже дистанция боя. Я решил сразу *на пробеге* бить палицей  первого кто окажется у меня под правую руку,  и уже послал свой удар во встречного, но именно в этот момент что то с такой силой ударило меня в грудь, что меня с шеи игарра снесло на его спину.
Остальное,  я почему то видел уже со стороны и чуть сверху потому что я уже не был в своём теле. Оно неестественно изогнувшись назад болталось как кукла на спине игарра, а мои доспехи осыпались песком с этого тела. Вокруг шёл страшный лютый бой, но его я видел каким то размытым,  как через очень сильный дождь.
А потом я ПЕРЕСТАЛ БЫТЬ.
Я не убил, и я не знаю,  кто победил в той битве.
Там и тогда моё имя было Карганпургульди …

КАРГАНПУРГУЛЬДИ

(середина рассказа)

… в этот день мы соединились с той частью нашего войска, которая пришла со стороны Заката. Встреча произошла на пересечении двух горных дорог, которые потом уже,  сливаясь в одну, вели на равнину.
Я видел самый первый момент встречи двух армий, потому что был вместе со своим десятком выставлен в оцепление на обрывистом берегу реки вдоль русла которой шла дорога. И с нашей и с со стороны Армии Заката первыми ехали офицеры штабов и только за ними виднелись значки командующих на высоких шестах.
Мы были в полном боевом облачении – доспехи на всадниках и на игаррах, метательные трубки  с тяжёлыми шарами из обожённой глины, и духовые трубки с дротиками были снаряжены полностью, острия дротиков лезвия куугов  и когти игарров натёрты ядом. Издалека мы видели такое же оцепление на встречной дороге выставленное идущими с Заката.
Когда встретились первые всадники, их и наши, многие из них улыбнулись, многим приходилось воевать когда то вместе, многие были хорошо знакомы. Но никто не говорил до тех пор пока не подъехали сами начальники штабов. Вот они то, отъехав  немного в сторону,  и повели беседу. Говорили они не таясь в полный голос и я услышал как они договорились о том что первыми в долину спустятся всадники Заката, следом за ними мы и наши пешие воины, потом сойдут и все остальные. Из их разговора я услышал  что двигаться нам ещё очень долго, двигаться придётся на Юг на полдень, где то там будем ещё ждать войска с островов и … . И уже не услышал, а понял из их разговора, что сражение будет настолько большим и таким важным для каждой стороны, что после него кто бы не победил ещё долго всюду будет безлюдье, а с ним и мир, воевать будет просто некому. И я очень захотел этого сражения впервые за всё время всех своих войн. Я захотел убить врага, и ещё захотел победить вместе со всеми в этом сражении.
Долго сидеть на игарре облачённым в тяжёлые каменные доспехи довольно таки утомительно и я был очень доволен когда нас в оцеплении сменили пешие воины, которые тут же начали сооружать переносные защитные стены вдоль обрыва и наводить свои самострелы на уступы с другой стороны дороги. Нас отпустили, и мы уехали к своей колонне … .

… вот уже 37 проходов Светила мы стояли лагерем в какой то полупустынной местности. Лагерь был обустроен на пологих песчаных холмах достаточно далековато от широкой,  медленной полноводной, но не глубокой равнинной реки. И хоть вода в ней была  мутновата, но практически безжизненна как и берега реки, что в общем то странно. Я носил тогда воду. Воду для всех. Для всего нашего десятка, и для севайров и для игарров. Я сам на это вызвался, просто начал носить и носил. Поэтому я целыми днями был занят. Игарры пьют много воды, да ещё в пустыне хоть и на осенней но всё таки на жаре. Воду я носил в двух кожанных бурдюках на плечевом коромысле. Ходить приходилось далеко и возвращаться с подъёмом на холмы по песку.  Мои ноги стали сильными как лапы игарра.
Вечерами я забирался в свой низкий шатёр зажигал маленький маслянный светильник и читал свитки взятые в штабном обозе. А с утра я снова носил воду… .

КАРГАНПУРГУЛЬДИ

(начало рассказа)

… Карганпургульди таково было тогда и там моё имя. Я был воином. Я знал то, что я воин с самого своего детства. Быть им было моей судьбой. Я не помнил ни своих родителей, ни каких либо других родных. Я не помнил никаких своих друзей, ни даже знакомых, я всегда был только сам с собой.
     Я не помнил себя – ребёнка. Я не знал сколько мне лет и откуда я родом. Я не знал где, кто, когда и как обучил меня ремеслу воина, но знал я это ремесло очень даже неплохо. Я не знал кто дал мне моё имя! И я очень смутно помнил все войны на которых мне довелось бывать. Воспоминания эти появлялись когда я вдруг узнавал местность на которой я уже бывал, и это могли быть как Север так и Юг, как Запад так и Восток. Холодно много замёрзшей воды и мало местных жителей – Север, жарко много растений и много жителей Юг и … . Но я не стремился специально вызывать какие то воспоминания, ведь в воспоминаниях нет никакой практической пользы.
     Я не знал  даже имён моих ближайших соратников, я называл их про себя только по данным им мной кличкам- приметам – Рыжий, Левша, Бокоход, Безбровый и … . Я не знал  имён своих офицеров, кроме имени своего непосредственного командира всадника десятника Сирфайкемати, и говорил я только с ним. Говорил только два слова *Будет исполнено*, когда он отдавал  мне приказ или  поручение. Больше я ни с кем не говорил, никак и никогда.  Даже если меня посылал  выполнить своё требование какой либо офицер я только кивал ему головой и отправлялся исполнять порученное. Остальные из нашего десятка вели себя точно так же, никто ни с кем не говорил, и если была  необходимость в совместных действиях,  то нам было достаточно просто переглянуться, иногда объяснялись жестами.
     Я не любил войну, но и не отрицал её, я был к ней равнодушен. Война была всем сразу для меня и судьбой и ремеслом и привычкой и может быть чем то ещё,  названия чему я не могу найти в известных мне словах. Меня не напрягала и не раздражала монотонность военно-походной жизни, а иной я и не знал. Никогда например я не только не жил, но и ни разу даже не был в ином жилище кроме своего походного одиночного шатра. Иногда я даже не знал с кем и почему мы сейчас воюем, сам я об этом не спрашивал, а если и узнавал то только тогда, когда случайно мог услышать разговор офицеров будучи в наряде или в карауле.
   Война как ремесло меня вполне устраивала, не хуже и не лучше она была других занятий. Так же монотонна как земледелие и кочёвка со скотом, так же насыщена разной деятельностью как ремёсла тех кто сотворяет всяческие вещи или строит мосты, крепости, здания, дороги, так же располагает к покою как звездочётство и землемерие и счисления. Я не тяготился её кровавой сутью потому что я не убивал никого кроме таких же как я воинов. Убивал обученных, вооружённых и равноценных мне своим  ремеслом севайров.
     Я никогда не бывал в городах, потому что всадники не входят в города со своими верховыми животными – игаррами. Игарры злобны и кровожадны, они ненавидят всех кроме своего всадника, и даже друг друга если они одного пола. Ну и конечно ещё и потому что всадники не штурмуют крепости, это удел пеших воинов. Наша война, война всадников – поле, степь, пустыня, просто равнина. Даже в лесу это уже не наша война. А оставлять надолго своего игарра одного нельзя ибо он не признаёт никого кроме своего севайра, своего всадника. Игарр считает своего севайра частью самого себя и поэтому всегда стремится быть рядом или хотя бы видеть или слышать или ощущать запах своего всадника.
   Но я много читал о городах. При штабах всегда бывает большой обоз со свитками мудрости, и я часто брал там свитки и читал их, заполняя этим свой досуг. Из этих же свитков я многому выучился, и мог сам делать счисления и знал  многое об устройстве этого мира и природе многих вещей в нём сущих.
Как и всем мужчинам мне конечно были необходимы женщины для удовлетворения половых потребностей. Их я имел в практически свободном доступе в специальных *женских шатрах* которые всегда перемещаются вместе с обозами вслед за большими воинскими образованиями. Две из них мне очень нравились, равно как и я им. Обе они понесли от меня ребёнка, и покинули *женские шатры* потому что быть там с детьми запрещено. Обоим я отдал все накопленные на тот момент монеты, и этого оказалось достаточно что бы они обустроились в своей новой жизни. Воину всаднику хорошо платят и у меня не было недостатка в монетах.  Имя моим детям я не давал, имя им дали их матери.
Это конечно не всё что я помню о себе, но для этого рассказа считаю достаточным … .

ОБ ОДИЧАНИИ ЗАХРЕБЕТНИКИ

       
        Вот как только произнёсёт кто или подумает слово *дикарь*. так сразу и всплывает в мозгу образ какого то древнего дремучего человекера. Живущего или в землянке какой или в дупле, или в гнезде из веток на дереве или в шалаше или в пещёре какой. Промышляет он себе харч падальничеством, собирательством, охотой и … . Одёжка если и есть на нём то и не одёжка, а так лоскутья срам прикрыть, из ветхих зверьих шкурок, или пучков травы. Сытым он редко бывает, пьяным никогда, боится зверья всякого до поносу, а с ними и грома  с молнией и огня и ветра, и мороза и … , да всего боится. А почему боится? Да потому что нет у него на всё на это никакой управы. На звера нет ружья толкового, на природу жилья, и одёжки на голод нет воспроизводства продукта принудительного, да ничего у него нет. Ручёнки у него считай ещё лапки зверушачьи  творить им что то дельное он не во власти, вот и горюнится он и страдает.

     И бормочет бедолага какие то свои чаяния и нужды неведомо кому. Ветру чтоб утих и дождь не гнал на него, или наоборот прогнал от него. Морозу чтоб не морозил, грому чтоб не гремел, зверу чтобы не напал, солнышку чтоб согрело. Нет у него другого инструмента окромя этакой *магии*, что бы житиё своё залучшить, сытым быть да в уюте.
    Вот так и были они скудными, забитыми и дикими, до той поры когда кто то из них не перестал бормотать и плакаться на всякую напасть, а взял в переднюю лапку каменюку или палчину да не начал с их подмогой жизнь свою обустраивать, так что бы и брюху посытнее было и убежище его стало дельным. Так вот потихоньку и стал он уже не *дикарём*, а уже человекером. Так и до *цивилизованности* наконец добрался.
      Но всё равно не быстро им всем то *счастье* подвалило, долго они ещё в дикости кулькались, ровно до той поры пока КАЖДЫЙ не сподобился руки свои использовать и под инструмент и как инструмент. Вот тут то и попёрло им по настоящему.
   Так они дикими быть и перестали.
    Отсюда понятно, что разница между *дикими* и *не дикими* только в том умеют или не умеют человекеры передними конечностями с помощью мозгов жизнь свою сытостью, комфортом и безопасностью обеспечивать. Не могут – значит *дикие*, могут – значит *не дикие*.
И вот улучшали они себе житуху улучшали, и такого достигли, что кое где она прям сказочной содеялась. А потом вдруг раз и перестала она улучшаться. Остановилось улучшение. Как то завяло да обмякло. А почему так *вдруг*?
    Не вижу я тому иной причины кроме как начала *одичания* человекеров. И проистекает таковое *одичание* в силу того, что количество особей человекерских задействованных в процессах труда как процессах созидания оказалось в малом меньшинстве относительно тех, которые в таких процессах не замешаны.
    А тому виной уже повышение производительности созидательного труда путём сплошной его механизации, а нонче уже и роботизации. Такое деяние здорово,  конечно её повышает и удешевляет продукцию. Куда делись избытые ей человекеры? Правильно переместились туда,  где такого машинного труда не впихнёшь. А именно - в деятельность не созидательную. Перечислять таковые можно долго и обильно, упомяну для примера несколько,  да и хватит, для общего понимания. Тут и юриспруденция всякая, и журналистика, и развлекалова  мастера, и обслуга всяческая, и торговля, и писательство с рифмоплётством,  и *науки* гуманитарные и всё тому подобное, да поповщина и … .
 Орды человекеров таким делом пустым кормятся. Кормятся от излишков. Тем, что другие насозидали, мозгами своими соображалистыми,  да передними руками дельными. И мнится им этим потребителям чужого труда, что раз за их выкрутасы всяческие их кормят, то и оно тоже как вроде дело дельное делают. А того не поймут, что на самом то деле кормят их просто жалеючи, потому как видят, что они просто дикие – неумелые и никчёмные.  И потому имя им всем - *ЗАХРЕБЕТНИКИ*, а что сие слово значит вам любой словарь русского языка донесёт.
  И случись вот какая беда на всё человекерство – войнища лютая, катаклизма какая космическая, да и просто засух свирепый, или ещё какая погибель, так им первым и придётся сгинуть потому  как дикие и обустраивать себя против природы не обучены, не привычные да и не умеют.
  А ведь придёт такая беда. Сытых и тучных времён до конца веков не будет, всё проходит, всему своё время,  как говорил мудрый еврейский царь Соломон. И вот,  вместо того что бы пустыни на жизнь прилаживать, горы под жизнь обустраивать, моря для провианта чистить да запользовать, и иные для пользы человекерства  дела исполнять  будут они всякие пиесы сочинять, кино снимать, законы изобретать, и в харчевнях подносчиками бегать, а то и того хуже песни петь, да хороводы водить и прочий сорный *продукт* творить.  Вот тут то и придёт их последний час, дикость их да бездельность ни кормить, ни согреть, ни защитить от беды не сможет. Тут им и кирдык, всей этой шатии бесполезной, безрукой да неумелой.
    Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7527г.