КАРГАНПУРГУЛЬДИ

(середина рассказа)

… в этот день мы соединились с той частью нашего войска, которая пришла со стороны Заката. Встреча произошла на пересечении двух горных дорог, которые потом уже,  сливаясь в одну, вели на равнину.
Я видел самый первый момент встречи двух армий, потому что был вместе со своим десятком выставлен в оцепление на обрывистом берегу реки вдоль русла которой шла дорога. И с нашей и с со стороны Армии Заката первыми ехали офицеры штабов и только за ними виднелись значки командующих на высоких шестах.
Мы были в полном боевом облачении – доспехи на всадниках и на игаррах, метательные трубки  с тяжёлыми шарами из обожённой глины, и духовые трубки с дротиками были снаряжены полностью, острия дротиков лезвия куугов  и когти игарров натёрты ядом. Издалека мы видели такое же оцепление на встречной дороге выставленное идущими с Заката.
Когда встретились первые всадники, их и наши, многие из них улыбнулись, многим приходилось воевать когда то вместе, многие были хорошо знакомы. Но никто не говорил до тех пор пока не подъехали сами начальники штабов. Вот они то, отъехав  немного в сторону,  и повели беседу. Говорили они не таясь в полный голос и я услышал как они договорились о том что первыми в долину спустятся всадники Заката, следом за ними мы и наши пешие воины, потом сойдут и все остальные. Из их разговора я услышал  что двигаться нам ещё очень долго, двигаться придётся на Юг на полдень, где то там будем ещё ждать войска с островов и … . И уже не услышал, а понял из их разговора, что сражение будет настолько большим и таким важным для каждой стороны, что после него кто бы не победил ещё долго всюду будет безлюдье, а с ним и мир, воевать будет просто некому. И я очень захотел этого сражения впервые за всё время всех своих войн. Я захотел убить врага, и ещё захотел победить вместе со всеми в этом сражении.
Долго сидеть на игарре облачённым в тяжёлые каменные доспехи довольно таки утомительно и я был очень доволен когда нас в оцеплении сменили пешие воины, которые тут же начали сооружать переносные защитные стены вдоль обрыва и наводить свои самострелы на уступы с другой стороны дороги. Нас отпустили, и мы уехали к своей колонне … .

… вот уже 37 проходов Светила мы стояли лагерем в какой то полупустынной местности. Лагерь был обустроен на пологих песчаных холмах достаточно далековато от широкой,  медленной полноводной, но не глубокой равнинной реки. И хоть вода в ней была  мутновата, но практически безжизненна как и берега реки, что в общем то странно. Я носил тогда воду. Воду для всех. Для всего нашего десятка, и для севайров и для игарров. Я сам на это вызвался, просто начал носить и носил. Поэтому я целыми днями был занят. Игарры пьют много воды, да ещё в пустыне хоть и на осенней но всё таки на жаре. Воду я носил в двух кожанных бурдюках на плечевом коромысле. Ходить приходилось далеко и возвращаться с подъёмом на холмы по песку.  Мои ноги стали сильными как лапы игарра.
Вечерами я забирался в свой низкий шатёр зажигал маленький маслянный светильник и читал свитки взятые в штабном обозе. А с утра я снова носил воду… .

КАРГАНПУРГУЛЬДИ

(начало рассказа)

… Карганпургульди таково было тогда и там моё имя. Я был воином. Я знал то, что я воин с самого своего детства. Быть им было моей судьбой. Я не помнил ни своих родителей, ни каких либо других родных. Я не помнил никаких своих друзей, ни даже знакомых, я всегда был только сам с собой.
     Я не помнил себя – ребёнка. Я не знал сколько мне лет и откуда я родом. Я не знал где, кто, когда и как обучил меня ремеслу воина, но знал я это ремесло очень даже неплохо. Я не знал кто дал мне моё имя! И я очень смутно помнил все войны на которых мне довелось бывать. Воспоминания эти появлялись когда я вдруг узнавал местность на которой я уже бывал, и это могли быть как Север так и Юг, как Запад так и Восток. Холодно много замёрзшей воды и мало местных жителей – Север, жарко много растений и много жителей Юг и … . Но я не стремился специально вызывать какие то воспоминания, ведь в воспоминаниях нет никакой практической пользы.
     Я не знал  даже имён моих ближайших соратников, я называл их про себя только по данным им мной кличкам- приметам – Рыжий, Левша, Бокоход, Безбровый и … . Я не знал  имён своих офицеров, кроме имени своего непосредственного командира всадника десятника Сирфайкемати, и говорил я только с ним. Говорил только два слова *Будет исполнено*, когда он отдавал  мне приказ или  поручение. Больше я ни с кем не говорил, никак и никогда.  Даже если меня посылал  выполнить своё требование какой либо офицер я только кивал ему головой и отправлялся исполнять порученное. Остальные из нашего десятка вели себя точно так же, никто ни с кем не говорил, и если была  необходимость в совместных действиях,  то нам было достаточно просто переглянуться, иногда объяснялись жестами.
     Я не любил войну, но и не отрицал её, я был к ней равнодушен. Война была всем сразу для меня и судьбой и ремеслом и привычкой и может быть чем то ещё,  названия чему я не могу найти в известных мне словах. Меня не напрягала и не раздражала монотонность военно-походной жизни, а иной я и не знал. Никогда например я не только не жил, но и ни разу даже не был в ином жилище кроме своего походного одиночного шатра. Иногда я даже не знал с кем и почему мы сейчас воюем, сам я об этом не спрашивал, а если и узнавал то только тогда, когда случайно мог услышать разговор офицеров будучи в наряде или в карауле.
   Война как ремесло меня вполне устраивала, не хуже и не лучше она была других занятий. Так же монотонна как земледелие и кочёвка со скотом, так же насыщена разной деятельностью как ремёсла тех кто сотворяет всяческие вещи или строит мосты, крепости, здания, дороги, так же располагает к покою как звездочётство и землемерие и счисления. Я не тяготился её кровавой сутью потому что я не убивал никого кроме таких же как я воинов. Убивал обученных, вооружённых и равноценных мне своим  ремеслом севайров.
     Я никогда не бывал в городах, потому что всадники не входят в города со своими верховыми животными – игаррами. Игарры злобны и кровожадны, они ненавидят всех кроме своего всадника, и даже друг друга если они одного пола. Ну и конечно ещё и потому что всадники не штурмуют крепости, это удел пеших воинов. Наша война, война всадников – поле, степь, пустыня, просто равнина. Даже в лесу это уже не наша война. А оставлять надолго своего игарра одного нельзя ибо он не признаёт никого кроме своего севайра, своего всадника. Игарр считает своего севайра частью самого себя и поэтому всегда стремится быть рядом или хотя бы видеть или слышать или ощущать запах своего всадника.
   Но я много читал о городах. При штабах всегда бывает большой обоз со свитками мудрости, и я часто брал там свитки и читал их, заполняя этим свой досуг. Из этих же свитков я многому выучился, и мог сам делать счисления и знал  многое об устройстве этого мира и природе многих вещей в нём сущих.
Как и всем мужчинам мне конечно были необходимы женщины для удовлетворения половых потребностей. Их я имел в практически свободном доступе в специальных *женских шатрах* которые всегда перемещаются вместе с обозами вслед за большими воинскими образованиями. Две из них мне очень нравились, равно как и я им. Обе они понесли от меня ребёнка, и покинули *женские шатры* потому что быть там с детьми запрещено. Обоим я отдал все накопленные на тот момент монеты, и этого оказалось достаточно что бы они обустроились в своей новой жизни. Воину всаднику хорошо платят и у меня не было недостатка в монетах.  Имя моим детям я не давал, имя им дали их матери.
Это конечно не всё что я помню о себе, но для этого рассказа считаю достаточным … .

ОБ ОДИЧАНИИ ЗАХРЕБЕТНИКИ

       
        Вот как только произнёсёт кто или подумает слово *дикарь*. так сразу и всплывает в мозгу образ какого то древнего дремучего человекера. Живущего или в землянке какой или в дупле, или в гнезде из веток на дереве или в шалаше или в пещёре какой. Промышляет он себе харч падальничеством, собирательством, охотой и … . Одёжка если и есть на нём то и не одёжка, а так лоскутья срам прикрыть, из ветхих зверьих шкурок, или пучков травы. Сытым он редко бывает, пьяным никогда, боится зверья всякого до поносу, а с ними и грома  с молнией и огня и ветра, и мороза и … , да всего боится. А почему боится? Да потому что нет у него на всё на это никакой управы. На звера нет ружья толкового, на природу жилья, и одёжки на голод нет воспроизводства продукта принудительного, да ничего у него нет. Ручёнки у него считай ещё лапки зверушачьи  творить им что то дельное он не во власти, вот и горюнится он и страдает.

     И бормочет бедолага какие то свои чаяния и нужды неведомо кому. Ветру чтоб утих и дождь не гнал на него, или наоборот прогнал от него. Морозу чтоб не морозил, грому чтоб не гремел, зверу чтобы не напал, солнышку чтоб согрело. Нет у него другого инструмента окромя этакой *магии*, что бы житиё своё залучшить, сытым быть да в уюте.
    Вот так и были они скудными, забитыми и дикими, до той поры когда кто то из них не перестал бормотать и плакаться на всякую напасть, а взял в переднюю лапку каменюку или палчину да не начал с их подмогой жизнь свою обустраивать, так что бы и брюху посытнее было и убежище его стало дельным. Так вот потихоньку и стал он уже не *дикарём*, а уже человекером. Так и до *цивилизованности* наконец добрался.
      Но всё равно не быстро им всем то *счастье* подвалило, долго они ещё в дикости кулькались, ровно до той поры пока КАЖДЫЙ не сподобился руки свои использовать и под инструмент и как инструмент. Вот тут то и попёрло им по настоящему.
   Так они дикими быть и перестали.
    Отсюда понятно, что разница между *дикими* и *не дикими* только в том умеют или не умеют человекеры передними конечностями с помощью мозгов жизнь свою сытостью, комфортом и безопасностью обеспечивать. Не могут – значит *дикие*, могут – значит *не дикие*.
И вот улучшали они себе житуху улучшали, и такого достигли, что кое где она прям сказочной содеялась. А потом вдруг раз и перестала она улучшаться. Остановилось улучшение. Как то завяло да обмякло. А почему так *вдруг*?
    Не вижу я тому иной причины кроме как начала *одичания* человекеров. И проистекает таковое *одичание* в силу того, что количество особей человекерских задействованных в процессах труда как процессах созидания оказалось в малом меньшинстве относительно тех, которые в таких процессах не замешаны.
    А тому виной уже повышение производительности созидательного труда путём сплошной его механизации, а нонче уже и роботизации. Такое деяние здорово,  конечно её повышает и удешевляет продукцию. Куда делись избытые ей человекеры? Правильно переместились туда,  где такого машинного труда не впихнёшь. А именно - в деятельность не созидательную. Перечислять таковые можно долго и обильно, упомяну для примера несколько,  да и хватит, для общего понимания. Тут и юриспруденция всякая, и журналистика, и развлекалова  мастера, и обслуга всяческая, и торговля, и писательство с рифмоплётством,  и *науки* гуманитарные и всё тому подобное, да поповщина и … .
 Орды человекеров таким делом пустым кормятся. Кормятся от излишков. Тем, что другие насозидали, мозгами своими соображалистыми,  да передними руками дельными. И мнится им этим потребителям чужого труда, что раз за их выкрутасы всяческие их кормят, то и оно тоже как вроде дело дельное делают. А того не поймут, что на самом то деле кормят их просто жалеючи, потому как видят, что они просто дикие – неумелые и никчёмные.  И потому имя им всем - *ЗАХРЕБЕТНИКИ*, а что сие слово значит вам любой словарь русского языка донесёт.
  И случись вот какая беда на всё человекерство – войнища лютая, катаклизма какая космическая, да и просто засух свирепый, или ещё какая погибель, так им первым и придётся сгинуть потому  как дикие и обустраивать себя против природы не обучены, не привычные да и не умеют.
  А ведь придёт такая беда. Сытых и тучных времён до конца веков не будет, всё проходит, всему своё время,  как говорил мудрый еврейский царь Соломон. И вот,  вместо того что бы пустыни на жизнь прилаживать, горы под жизнь обустраивать, моря для провианта чистить да запользовать, и иные для пользы человекерства  дела исполнять  будут они всякие пиесы сочинять, кино снимать, законы изобретать, и в харчевнях подносчиками бегать, а то и того хуже песни петь, да хороводы водить и прочий сорный *продукт* творить.  Вот тут то и придёт их последний час, дикость их да бездельность ни кормить, ни согреть, ни защитить от беды не сможет. Тут им и кирдык, всей этой шатии бесполезной, безрукой да неумелой.
    Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7527г.

ОБ ОДИЧАНИИ ПОТЕРЯ ЗНАНИЙ

   
       Существование человекеров строго определяется суммой знаний об окружающей их действительности. Мало знают они о ней, значит и житуха  у них паршивенькая,  много знают – то может и не жируют, но живут зажиточно. Потому как всякую доступную им сущность сумеют толком к какому ни есть делу приладить, себе на пользу и в удовольствие.

      Так вот их – знания, мало того что добыть суметь надобно, в них разобраться, так ещё и накопить их, сохранить их и потомкам передать. Да так накопить, сохранить и передать, чтобы были они полными, понятными, и доступными. Доступными, и понятными для тех, кто ими пользоваться должен, потому как не всякому они все полностью и надобны. Ну, а уж коль понадобятся, то должно быть где их взять и те кто их истолковать поможет.
Вот для таких то дел и удумали человекеры письменность, каждый народец свою, но с одинаковой целью. А к ней к письменности, её знающих, и человекеров приладили, и вменили им всякое новое знание записывать и тому знанию других человекеров поучать. Так вот и обосновались всякие науки. А к ним библиотеки, школы, университеты и даже воинские учебные заведения. В коих знания приумножались, накапливались, сохранялись и передавались потомкам. А всё потому, что генетическим способом знания передаваемы быть не могут.
И благодаря таким вот мероприятиям много чего стало известно человекерству об мире в котором оно существует, и доступно к использованию в ремёслах и других рукоделиях, в хозяйстве и насыщении своих потребностей.
И тут *вдруг* возьми да объявись *компьютер*. Хорошая штуковина, дельная, созданная для того чтобы труды человекерские облегчить и ускорить. Нужный человекерству инструмент, толковый. Много чего полезного с его помощью натворили человекеры, и продолжают творить.
Но,  как и любой другой инструмент, предназначен он только для своих строго ему означенных целей. Правильно раньшие люди говорили – можно конечно микроскопом забивать гвозди, да вот молотком мелюзгу всякую не разглядишь. Не чистит же никто картошку рубанком, хоть такое и возможно.
Вот и пришла к человекерам беда через то, что начали они в компьютеры, а если точнее в его уже приблуды всякие вроде интернета знания сваливать да напихивать. Оно вроде бы как хорошее дело то всякое знание всем сразу в доступность предоставить,  бери кто хочешь,  да и пользуйся. Но это только кажется так, что этакое к знаниям отношение благодатно. На деле же получается, что попасть они могут не к тому кому они потребны, и кто к своему конкретному знанию обучен и способен, а к тем кто и не знает толком с какого конца к ним подступиться.
И нет теперь знаний у самих человекеров в мозгичках ихих, а все они теперь у компьютера, а их ведь ещё и пользовать уметь следует, а как их пользовать коли они не у тебя?
Получается, что свалили все знания в *помойку*. Всё в одну кучу, а человекерам дозволили копаться там, как их желанию заблагорассудится.  И кто там что найти хочет вынужден горы мусора перелопатить  чтобы  себе потребное найти, а то ещё и не найдёт как ни ройся.
Так ещё и того хуже то, что теперь любой всякую свою дрянь туда сваливать может объявляя этот мусор новым или иным знанием. А  то,  которое было, так ломать и коверкать, что его уже и не узнать будет как знание.
Такая вот беда сверзилась на человекерство.  Копило оно знания копило, а потом возьми да и свали его в помойную яму.
И теперь одна ему только дорога – в одичание.
     Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7527г.

ОБ ОДИЧАНИИ КНОПКА


              *Нажми на кнопку – получишь результат*.
Самые первые органы управления примитивной человекерской машинерией суть различные в устройстве рычаги прямого действия. Стопорный рычаг, поворотный рычаг, рычаги-блоки, храповики, и всё им подобное.
Управление *агрегатом* в таком случае сводится к непосредственному мускульному воздействию человекера на один из элементов мех.системы. При таких действиях *оператор* видит и ощущает процессы работы как *органов управления* и как его результат работу всего механисимуса.
И ему всё в этих процессах понятно и доступно, равно как мелкому феодалу ведомо всё происходящее в его *феоде* и доступно его прямому воздействию, на любого своего вассала и их деяния.
Когда же в механику, какими то потаёнными путями,  влезли вода, пар и газы сущности шустрые, пронырливые и своенравные пришлось человекерам придумывать всяческие иные устройства воздействия на таких *сотрудников*, нежели простые рычаги. И насочиняли для этих целей много чего действенного и клапана и заслонки, и золотники, и задвижки и … . А ко всему этому хозяйству вентили, тяги, реечные устройства и… . И конечно сочинить *органы контроля* - всякие приборы следящие за параметрами этих *подселенцев* - уровнемеры, манометры, расходомеры  и прочих *соглядатаев процессов*.
Тут уже управление всеми такими устройствами стало *полупрямым*. Означает сие то, что видеть процесс управления и процессы происходящие в системе человекер-оператор уже не может, равно как и ощущать их своей физиологией. Но ни о каком *управлении процессами* и речи не идёт, если знаний физики процессов, их механики и взаимосвязей между своими действиями и реакцией на них всей системы  нет в знаниях и воображении самого оператора.
Такое взаимодействие между системой и её управляющим сравнимо с абсолютной монархией. Монарх знает, как устроено его *царство*, знает все его возможные к воздействию через воевод, приказных дьяков и бояр состояния и их качества.
А тут и новая *напасть* вторглась в благородное царство механики. Не звано не чаяно подселилось к ней электричество. А существо оно хоть и очень дельное, но и очень своенравное. Ко всякой механике и машинерии приживается запросто, а вот с жидкими и газовыми средами не очень любит якшаться, с кем то ладит, с кем то нет. Но прижилось оно, прижилось накрепко, не изгонишь, не избудешь.
И как же теперь с этим новым *пришельцем* управление машинерией изменилось. Да только в *лучшую* сторону. Электричество оно если соблюдать его требования очень даже послушное и исполнительное существо. И *облегчило* оно управление до вообще простых манипуляций – До тумблеров, верньеров  и релейной автоматики. Никаких теперь рычагов, вентилей, маховиков и прочих рукоприкладных  деяний. Управление свелось именно к *манипулированию* в прямом смысле этого слова, - к работе пальцами (manu- кисть руки лат.). Все исполнительные органы систем управления приводятся в действие электроустройствами, всякими там электродвигателями, соленоидами, сервоприводами и иже с ними … , оператору достаточно принять решение на исполнение и задать необходимый алгоритм действий нужных *регуляторов*. А это значит, что не воздействуя на системы непосредственно своими мускульными усилиями, он просто таки обязан знать всю *механику* систем и их рабочие свойства и параметры.
Такой способ близок к способам управления империей. Метрополия принимает решения, задействует хорошо ей известные и понятные способы администрирования на местах, и имея обратную связь корректировать исполнение решений.
И вот казалось бы уж куда удобнее и проще чем такие способы управления, но нет даже они человекеров не устроили. Подавай им так, что бы всё само творилось по их только желанию - *по моему хотению, - по щучьему велению*. И придумали для того человекеры компьютеры, программы и к ним КНОПКУ.
И теперь для управления любыми системами и техническими и технологическими процессами достаточно лишь поставить компьютеру задачу на получение конечного результата и нажать КНОПКУ. Дальнейшее происходящее в самом компьютере и в управляемых обьектах можно и не знать и не понимать  и не отслеживать и … . Всё должно произойти так как *забито* в мозги-программы компьютера. Мечта управленца и оператора, не напрягаясь ни тельцем ни руками, ни даже пальцами и Уж тем более мозгом получить конечный результат. Хороша задумка и мила, да вот только есть одна, всего одна у неё беда, любое событие не прописанное в программе может обернуться не только сбоем в работе, но и катастрофой системы. Что уже довольно часто и случается, но лишённый возможности вмешиваться в *ручном режиме* в процесс *оператор* зачастую толком даже не представляющий совокупность и взаимосвязь всех процессов в системе становится бессилен и бесполезен как главный элемент управления.
А есть ли такая КНОПКА в управлении государствами, обществами, человекерами?
Да есть. Способы управления выше перечисленными сущностями как видно из предыдущих суждений были тождественны системам управления в техносфере, так же изменялись, так же совершенствовались и так же пришли к *кнопочному* состоянию. КНОПКОЙ стали Средства Массовой Информации (СМИ). То, что они *работают* по заведомо *вбитым* программам сомнений не вызывает, способы их воздействия на все системы отработаны на уровне рефлексов. Прочитал, услышал, увидел,  воспринял поступившую *команду* выполнил. Удобно так всё исполняется, но ровно до той поры пока не наступит момент *Эрнстфаль*. В состоянии эрнстфаль *кнопочные* технологии не работают, а предшествующие им способы управления во многих обществах и государствах практически полностью атрофировались, стали *рудиментарными органами*. 
И таким образом любое *кнопочно управляемое* государство или общество в момент эрнстфаль просто обречено на полное практически мгновенное одичание.
Тост - *Ну, за отсталые технологии России!*.
      Продукция произведена в мастерской Механического Разума в 7527г.

ОБ ОДИЧАНИИ ПИСЬМО


       Письмо в сути есть, не что иное, как рисование звуков. Исключая тех,  кто пишет иероглифами, они рисуют сразу целые фразы, образы, понятия и категории, но всё таки опять таки они их рисуют.
А теперь следует вспомнить когда, на каком этапе человекеры начали такое занятие сотворять. Изучатели старых дремучих времён говорят, что это произошло тогда, когда у человекеров возникли нужды сохранения накопленных знаний и способах дальней коммуникации. И они правы, но я дополню их расследования, писать как -  физиологическое действие человекеры начали тогда, когда их передние лапы (руки) освоили всей своей предыдущей работой ремёслами и занятиями мелкую моторику совместной  работы кисти, пальцев, плеча и предплечья. Вот как ни усердствуй, но не научить никакого обезьяна письму,  хоть лапа у него не проще человекерской, поскольку ничего мельче такой работы как насекомеров из их норок выковыривать и орехи лущить эта лапа не умеет.
И в такие узлы завязались речь, рисование звуков, моторика рук, и само мышление человекерские в этом занятии, что развязать их когда они затянулись уже наверное и не возможо. И оттого на этих узлах и умнело человекерство. Знания свои набранные всяким ремеслом да делом записывало, цифирью считало в столбик и всяким дифференциальным и интегральным счислением и иже с ними жизнь себе облегчало. И дооблегчалось  до калькулятора и клавиатуры. Про калькулятор в другом *суждении * поговорим, а вот о клавиатуре сейчас.
Как только она появилась надобность в развитой мелкой моторике руки сразу и отпала. Зачем рисовать звуки буквицами  если их можно просто натыкать даже одним пальцем. Просто НАТЫКАТЬ.
Но если взять как реальное положение такой аллегорический постулат, что *рука есть вынесенная наружу, дееспособная часть головного мозга*, то очевидно, что должна иметь место и *обратная связь*. Утеря способности хотя бы одной части какого то органа править свои функции делает ущербным весь орган по совокупности.
Но с утратой навыков письма идёт ещё один процесс, на первый взгляд не так заметный как замена мелкой моторики на *тычки*, это *картинизация состояний*. Таким понятием я обозначил постепенную замену письменного выражения своих чувств, эмоций, настроений, состояний, ощущений  и пр. на их визуальное изображение посредством готовых картинок-шаблонов называемых смайликами, или использование для этого знаков препинания или иных символов. Наверное результатом такой замены может быть только *пиксельное самоосознание* - неспособность определить своё состояние посредством языкового выражения этого состояния. И соответственно как следствие принятие как истинных всех шаблонных *пиксельных* посылов приходимых  извне. И этакое проникновение *картинок* в сознание как неких *постулатов* совсем не безобидно, а наоборот очень даже вредно.
А вредно потому как  извне приходит то, что человекеру хотят внедрить в мозги, в его сознание. И одно дело толкать как Гебельс  или Троцкий длинные речи, а другое дело навтыкать готовых уже к потреблению штампов, в подготовленный к их приятию раумишко. Речи то их понять следует, поссображать над сказанным, а штамп он прост как 7 копеек – осмысления не требует.
И пользуются таким способом все заинтересованные во внедрении *правильных* штампов всякие СМИ какие ни есть, от уличных плакатов до *секретных* аналитических отчётов, от мультиков и рекламных роликов, до *прямых* трансляций событий и … .
В старые времена студенту конспект лекций был как воздух потребен для учёбы. Нет своего канючь  у товарища, переписывай на свой манер, а нонче даже и своего писать не требуется, покопался в *сети* и выбирай из сотен уже готовых. А не участвовавший в обработке информации посредством руки при записи конспекта мозг ни к обработке, ни к запоминанию этой информации не прилажен. Если и вытащит из неё что то, то только по верхушкам и *пиксельно*, какие уж тут знания.
Ну, что бы не превращать своё эссе в подобие какого то толкового *разбора* на сём,  наверное,  и закончу. Поскольку на мой разуменье понятно, что с утерей навыков *ручной письменности* идёт прямая биологическая деградация сапиенсов идёт их *одичание*, но не такое,  какое ведёт к звероподобному способу мышления и действования, а к отупению уровнем ниже животного состояния.
Продукция произведена в мастерской Механического Разума в 7527г.

ОБ ОДИЧАНИИ СЧЁТ.


      Когда то будучи мальцом и обучаясь в школе всяким человекерским премудростям пришлось мне осваивать *счёт*. Это потом уже в других возрастах пришли всякие алгебры, геометрии, тригонометрии, интегральные и дифференциальные, матричные исчисления и прочие ТФКП. Первым был всё таки *СЧЁТ*.
И обучали этому ИСКУССТВУ, именно искусству в той же последовательности, и по тем же технологиям, как ему обучалось само человечество.
Началось освоение счета с трудами над *счётными палочками*. Это были такие деревянные или пластиковые именно палочки, диаметром миллиметров 5-6, длиной 80-100мм. иногда одноцветные, иногда с цветовым делением, в количестве порядка сотни штук.
Добавляя к какому то количеству палочек другое количество палочек, или наоборот,  убирая из общего количества некоторую часть, мы дитёныши высших приматов обучались иметь представление о количествах и способах манипуляций с ними. Как они увеличиваются, как уменьшаются, как они бывают единицами, как десятками и … . И всё это мы закладывали в свои мозги действуя передними лапками, то есть азы счёта мы познавали руками.
Так же начинало освоение счёта и само человекерство, *гоняло* по кучкам всяческий предмет, камушки, харчи, кости, ракушки и всё иное  передними лапками. Так и сообразило, что можно как одному предмету так и кучке дать своё имя, вот и выдумали – цифиры. А потом и рисовать их научились, и уже не кучками баловались а все количественные махинации с этими рисунками и исполнять. Так она арифметика и произошла.
Вот и нас дитёнышей человекерских так же до цифирей и довели. И так же как и предки наши давние придумали для убыстрения счёта считательную машину *счёты*, нас и этой премудрости обучать стали. А счёты они так устроены, что к ним помимо мозгов со знанием цифир и правил арифметики опять таки передние лапки потребны. *Косточки* то ими на счётах шерудят.
Осилило и человекерство и мы дитёныши арифметическую машину счёты. И дожились и те и другие до того что мало стало счётов для всяких исчислений. Потому как древние на всякую тригонометрию, дифференциалы, и интегралы напоролись, а дитёныши до освоения профессий подросли. Умишку набрались и те и другие, и оттого счёту сильно добавилось. Вот древние и докумекали  до *логарифмической линейки*, а бывшему дитёнышу – нонешнему студенту без неё просто стало невмоготу. И опять пришлось передними конечностями счёт вести, линейкой скрипеть. А к ней к линейке ещё и всяческую счётную  машину сочинили на которой рычажками  цифиры выставляли, да рукоятками валики крутили, в машине что то трещало, хрустело а потом она показывала готовый результат в окошечках.
И вся такая *ручная* арифметика здорово человекерам житуху облегчала и всякие новые механисимусы сочинять способствовала. Чего только не натворили не счесть, аж самолёты с ракетами насозидали и в дальний космос и на иные планеты своих соглядатаев отослали, и сами за пределы Земли выбрались. Вот что с помошью арифметики, мозгов и передних конечностей со счётными *машинками* насозидать можно.
А ноне беда пришла к человекерам, напасть на них свалилась злобная, лютая. Отдали они свои уменья считать всяким злектрическим устройствам, калькуляторам, да компьютерам. Выпустили *счёт* из рук в буквальном того понимании. Они теперь за человекеров весь счёт ведут, и не требуют приложения ни лапок ни мозгичков. Потому и не умеет нонешний дитёныш счёт вести, а нонешний инженер сам свою затею обсчитать. И случись так что не окажется под рукой у того кому счёт потребен такой электрической машинки, то  не сумеет он с цифирами совладать. Ни в *столбик* сосчитать, ни линейкой, ни счётами, ни даже палочками. Ибо не обучен таким действам.
А не обученный счёту человекер есть дикарь дикий, и не иначе.
     Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7527г.

О ЧЁТКАХ

      Единственным  полезным  из всего, что сотворили всяческие религии является практика использования чёток. Может и не сами брахманы,  попы, имамы и прочие сотрудники культов их изобрели, но в обиход их продвинули точно они.
       Во всякой религии они используются одинаково, для счёта молитв, сур, заклинаний и прочих  обязательных к исполнению  ритуалов. На физиологическом же уровне,  действия с чётками, включая  в работу *мелкую моторику* пальцев,  отвлекают на себя  сенсорные сигналы идущие на другие органы чувств. Что хорошо способствует концентрации внимания на объекте, субъекте, явлении или событии, которые в данный момент требуют их обработки разумом.
          Каждая религия определила для чёток количество бусин для себя сподручное или как они считают сакральное. Православные заявляют числа кратные 10, католики 33 и 50, индуисты 64 и 32, буддисты 108, магометане 99, может у кого другого и какие свои ещё числа есть. Ну то их дела кому какое число чтить, пусть так и будет.
       В быту же человекера  обычного чётки сгодятся с любым количеством бусин. Потому как потребны они ему только в качестве инструмента концентрации разума. Сам *Механический Разум* активно этим инструментом пользуется, и долгой практикой оценив и признав действенность этого инструмента рекомендует и другим человекерам его использование в своих нуждах.
        И поскольку *Механический разум* свободен от любых  религиозных постулатов, то когда он приобретал себе чётки, он руководствовался только их тактико-техническими параметрами, а именно размером, материалом, величиной бусин, цветом прочностью нитки и т.д. В результате в его пользование попали будистские чётки на 108 бусин. И в практике они оказались хороши тем, что на них (из-за их длины) можно задействовать обе руки, и их длина не ограничивает возможности курить и тащить сосуд с наркотической жидкостью – алкоголь до рта.
      Позже я узнал, что одна большая бусина на таких чётках называется *меру*, и начав перебор бусин с первой от неё бусины и дойдя до неё, переходить её не следует. Что означает в прямом смысле - *знай меру*, а следует начать перебор бусин в обратном порядке.  И такое действие практично именно как концентратор внимания. 
      Так, что рекомендую сей инструмент к использованию. Приобретайте себе его, такой,  какой вам будет люб, приучайте себя к нему и забавляйтесь им с пользой для дела.
        Так вот к чему я весь этот сказ сотворил. А к тому, что это эссе есть 108 ое по счёту, то есть это и есть *меру*. А *меру* переходить нельзя. И посему *Механический Разум* в своём блоге делает остановку. Что и как с блогом будет дальше пока не решено. Нет определённости в том, как его изменить, сменить тематику, стиль, формат или ещё какое иное действо совершить, или вообще его избыть как таковой. Не знаю, буду соображать, но пока никаких конкретных задумок нет. А потому и не прощаюсь, но и *до свидания* не говорю. Ж.Ж. совсем не оставляю, буду почитывать, комментировать, а что дальше будет того не ведаю.
     Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7526г.

О МУХАХ

  ;
         Муха зверь серьёзный, обстоятельный, вдумчивый. Развитый зверь, дельный, любознательный, предприимчивый, ласкучий и неутомимый. А уж до чего ловок шельма, на лету сношаться умудряется,  во как.

     И всем, всем, всем очень даже полезный. Сам муха просто незаменимый у  природы *уборщик*,  всякая трупнинка, гнильца,  биожижица и говнецо ему  харч и пропитание.  Это его работа биоотходы утилизировать, и работник он старательный, умелый и не ленивый. И ему от того только польза, сам сытый, детки его накормлены, и в уюте пристроены, и оттого нет его роду переводу.
      А сам он для многих других зверов, птичеров, гадов и аспидов,  и своего брата насекомого тоже славный харч. Многим он сытость даёт, иной раз и человекерам её доставляет, когда с ними на рыбалку наживкой ходит. Рыбец, он муха большим лакомством почитает и без всякой оглядки на муха кидается, только подсекай. 
     Сильный муха зверь и ловкий, пронырливый, настырный и неутомимый. Вот как ни берегись, а он завсегда куда ему приспичило пролезет, везде щель найдёт и туда просунется. И не прячется по щелям, а летает, жужжит, или  бродит где ему потребно не таясь, потому как не  баловства  ради прибыл, а работу свою править. Уж если появился муха в доме,  значит  учуял там себе поживу, а это значит, что завелось какое то дерьмецо, от коего уже душком  тащит для муха заманчивым. И потому следует не за мухом с газетой, куском велосипедной камеры на палке или резинкой от трусов гоняться и муха изничтожать, а чистоту и порядок в дому наводить.
     А когда навёл чистоту и порядок, так открой окно, чтобы муха об стекло не убивался,  на волю стремясь. Бывает и так, что муха на кухню, на запах стряпни приходит, чтобы там потом почистить за неряхами. Так не липучие ленты следует вешать, которые мучительной смертью муха губят, а просто включить вентилятор *ветром*,  муха сам и уйдёт, потому как тяжело ему на ветру полёт держать.
     Ну, а уж если муха на самого человекера садится, то значит это, то, что он его *почистить* желает, значит уже завонял челоекер говнецом, гнильцой или хуже того трупнинкой, вот муха и хочет ему помочь почиститься. Тогда помойся, избавь муха от лишней работы, он в другое место подастся свою миссию справлять.
      А сам он зверь чистоплотный, всегда себя в санитарном порядке блюдёт. Чистит и лапки, а ими тельце, и крыла начищает, как коты, так же чистится и вылизывается, потому как трудится приходится с сырьём липким. да вонючим, а иной раз и заразным. Так, что враки это всё про муху переносчика инфекций, сами человекеры лезут передними пакшами куда ни попадя, а потом не моются и не вылизываются, отсюда и зараза. А на муха напраслину возводят, потому как он маленький и безответный по своей малости. 
     Меж собой мухи тоже все разные, навозный муха по говнецу больше шустрит, плодовый мушка гнильцо всякое фруктовое и овощное уважает. Какой то муха скотинку чистит от пота и жирка на шерсти налипших, гнойку слёзную на глазах вычищает , или сраку звериную от говенца очистит. Сам то скотинка не прилажен к такому, рук нету, а копытами не управишься, и языком не везде доберёшься. Вот муха ему и санитар. Есть и такие, что похоронную службу правят, пока гниёт трупик сами его посасывают, а как зачерствел, деток своих в него заселяют на прокорм и вырост. Оттого и размер у всех у них разный, всяк к своему делу подходящий.
        Раскраской своей муха тоже весь разный. Ему мухе тоже хочется нарядным быть, что он хуже птичеров что ли или других насекомеров. Ему окраской и от вражин спасаться нужно, и своих единородцев привечать, вот он и старается.  За всех то мух,  я говорить не стану, но вот за теми которые в дачном сортире проживали точно скажу. А что ещё делать на очке сидя, как не мух наблюдать и считать. Так вот наибольшее количество мух серого цвета, вторыми по количеству идут чёрные, потом зелёные, потом синие, потом жёлтые (золотые) и самая редкая мушиная раскраска – красная. Вот никак я не натуралист-генетик, потому и не скажу,  чем такие их раскраски обусловлены, но за достоверность *подсчётов* ручаюсь.
     Вот и прошу я вас всех не обижать муха,  ибо полезный он зверь и забавный.  Ни какой беды он на человекеров не замышляет, просто кормится рядышком всяким объедком, чем сам сыт бывает,  и чистоту наводит за неряхами. Будьте к нему добрыми, ведь не зря же про человекера  очень доброго так и говорят - *Такой и мухи не обидит*.
      Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7526г.

О ДОЛЬМЕНАХ

       
          Что есть дольмен знают,  наверное, все. Ежели кто не ведает того, то есть Гугел и Твоя Труба, и там про дольмены хоть обчитайся и обсмотрись. Но никто не знает что это такое в своём предназначении. С какой целью, для каких нужд созидались сии сооружения.
   А их великое множество, и в совершенно разных географических местах. Где то больше, где то меньше, но они всегда есть только там где можно достаточно легко разжиться материалом для их постройки. Это горы в первую очередь и предгорья. То есть места богатые  всяческим  каменьём.
   Различных  версий их предназначения озвучено уже неисчислимо, но ни одна пока не признана удачной, у каждой есть свои недостатки и *зацепки* для её критики, оспаривания и отрицания. Ну а раз так то и я  в полном праве озвучить свою версию, и с ней можно будет поступать,  как и со всеми остальными.
     Я не буду пытаться выстраивать её как некое *научное* исследование, и одновременно исключу всякий  *уфологический*  уклон.
     В исходных материях для суждений мы имеем некие однотипные каменные сооружения, но с незначительными различиями,  обусловленными *технологией* строительства. Практически все они созданы в один период времени где то 7-10 тысяч лет тому назад по летоисчислению от РХ. То есть во времена настоящего, полноценного, дремучего,  кондового дикарства.
     Дикарь же не есть такой человекер который будет что то творить не имеющее практической для себя пользы. Потому как, он хоть и дикий, но никак не дурак, забавы ради корячиться он не станет, каменюки непосильные по горам таскать.  А тут взял да и озаботился постройкой мегасооружений .
     Значит на кой то леший нужны они ему были. Но строил он их так, что его это сооружение невозможно было использовать как  некую *хозяйственную* постройку. Ни как склад (даже временного хранения), ни как коптильню, ни как вялильню,  ни как убежище. Это исключают  малое сечение лаза в дольмен и наличие *пробок* для этого лаза прилаженных для закупорки лаза снаружи, и полное отсутствие какого либо внутреннего обустройства какими либо причандалами для какой либо хоздеятельности. Да и само расположение таких строений вдали от баз основного проживания, где и ведётся активная хоздеятельность эту версию их применения отрицают. Мертвяков туда тоже не селили, это точно ведомо.
Тогда наверное следует порассуждать о самих техногенных свойствах дольмена исходя из его конструкции. А они таковы – толстые каменные стены и такой же потолок, обязательная каменная плита как пол сооружения, герметичное соединение элементов конструкции, наличие *лаза* 30-40 см. диаметром, и наличие для его укупорки  массивной пробки. Какие условия внутреннего пространства может обеспечить такая конструкция?
Темноту  которая есть – отсутствие света.
Тишину которая есть отсутствие звуков.
Постоянство температуры – а именно за счёт массы сооружения её малые колебания за суточный период.
Отсутствие запахов.
Недвижимость воздуха.
Возможность доступа внутрь для ребёнка, или тогдашнего взрослого человекера, если считать, что как говорят древневеды тогдашние людищи были помельче нонешних. Возможно и так,  если взять за базовый размер диаметр спасательных иллюминаторов на судах и кораблях равный 40см. (при нужде через него может протиснуться не перекормленный матройзер).
Тогда опять вопрос, а на кой пёс помещать в такое помещение человекера, будь то малец или взрослый?
Ответ – Дольмен суть СУРДОКАМЕРА.
Да, сурдокамера – инженерное сооружение предназначенное для создания *особых* условий для находящегося в ней существа. Особость этих условий  в обеспечении сенсорной депривации субъекта помещённого в эти условия. Говоря языком простым это лишение его основных органов чувств – зрения, слуха, обоняния, термоосязания источников получения потребных для их функционирования сигналов-раздражителей.
      Применяются эти устройства для вырабатывания особых свойств психики человекеров потребных для её устойчивости в специфических видах деятельности. Пропускают через такие устройства, и лётчиков, и космонавтов, и шпионов, и  всяческих диверсантов-лазутчиков, и подводников да и иных человекеров рисковых профессий. Как это работает, кому в досуг тому Гугел в руки. Ибо я не медик и не психиатр, а инженер-механик, хотя волею судьбы в юности сподобился пройти *спонтанный сеанс* нахождения в подобии таких условий (см. О ПОНИМАНИИ). И из этого личного опыта могу твёрдо заявить – такая практика психнасилия башку крушит  *на раз*, и чистит её от всякого набитого туда психомусора дочиста.
     Современные медики, исследователи и психоделяги свои дела с человекерами в таких *камерах* лихо  мутят. А дикие мутили какие то свои. Какие? Можно только предполагать, но поскольку тогдашняя *простая* дремучая жизнь была вся целиком профессией повышенного риска, то не исключено, что и они использовал те же способы *подготовки* личностей к такому существованию.
    Для мальцов это могло быть процедурой или одной из процедур возрастной инициации, для взрослых элементом *коррекции* - введением башки в правильный меридиан, или например элементом повышения социального статуса в их тогдашней иерархии. Или ….,  мы можем сейчас только предполагать  и реконструировать их мотивы, методики, цели, и пр.
     Количество же дольменов (большое) могло быть обусловлено тем, что при отсутствии тогдашнем территориально и ещё каким то образом структурированного общества, каждое племя, клан или род были озабочены иметь в наличии свой дольмен, свою сурдокамеру. Какие на то были причины, пёс их знает, у них, у диких всяких своих замутов в плосколобых башках хватало, нам не ведомых. И мистика всякая, и *территориальное право*, и сакральность процесса, и ещё невесть что их тогдашнее
    Вот такой будет мой сказ про дольмены. Внимать ему или нет дело личное каждого. Спору с моей стороны не будет,  ибо версия построена на умозрительных суждениях и посему не может быть оспорена от её критики аргументами прикладного характера.
    Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7526г.