?

Log in

No account? Create an account
О САМООПРЕДЕЛЕНИИ
mechrazum
 
          В середине-конце 70х на трамвайном кольце линии соединяющей Ленинград с пос. Стрельна имели место быть три замечательных заведения, столовая, *разливуха*, и пивной ларёк. Что весьма радовало как жителей посёлка, так и курсантов Ленинградского Арктического Училища и соседствующей  Школы Милиции. В эксплуатации этих объектов существовало негласное правило – если посетитель,  подходя к объекту видел уже стоящего в очереди *своего*, то он уже считался стоящим в очереди вместе с ним. Бывали по этому поводу конечно и всякие недоразумения, но в целом оно всех устраивало.
        Как то одним жарким летним утром (какого года не помню) к пивному ларьку,  где в очереди стояли несколько курсантов ЛАУ,  подошёл ещё один из них, курсант 6-ой роты СМО Пётр Криворот. Бывший  военмор,  внушительного роста и массивных габаритов. Отдал деньги стоящему в очереди курсанту  - *Возьми братан пару кружек*. А так как курсантов на одно *место* очереди было уже человек 5, то это вызвало неудовольствие одного из стоящих сзади персонажей – местного мужика, видимо жестоко мучимого похмельем. Он предъявил Петру претензию на то, что *Взводами что ли теперь пиво пить будете. Чего ты без очереди лезешь? Что права у тебя особые? КТО ТЫ ТАКОЙ?*.  Пётр,  нимало не смутившись треснул себя кулачиной  в могучую грудь, так что она прогудела как колокол, и ответствовал - *Я БАЛТИЙСКИЙ МОРЯК  - ПЕТЯ КРИВОРОТ, А ТЫ КТО?*. Мужик,  вяло махнув рукой,  промолчал, на сём недоразумение и закончилось, ибо никто из очереди его *справедляк* не поддержал.
     История сия рассказана вот к чему. Каждый человекер каким то образом сам себя определяет – кто он такой. В каких то случаях для самого себя, в каких то для других человекеров.  Как это происходит написано наверное тысячи всяких трудов и философических и психологических и каких ни будь эзотерических и иных всяких. Я их понятное дело не читал, и уж тем более не изучал, и всё, что по сему поводу мыслю,  есть только личные практические наблюдения.
       Самоопределение *для других* всегда привязано к конкретной ситуации. Например, на вопрос в отделе кадров *Кто Вы?* человекер контролирующий свой разум не ответит - *Я православный*, или *Я разрядник по плаванью* или как то подобно. Он назовёт свою профессию и квалификацию по ней. На такой же вопрос полицая  человекер,  опять таки находящийся в разуме назовёт свой Имярек и свой теперешний статус применительно к ситуации (свидетель, прохожий, пострадавший или иное). Но он не назовёт себя как гурмана или как диабетика или ещё как то не связанно с ситуацией. В заведении общественного питания, если он посетитель, он и свой статус определяет как статус посетителя, а не специалиста по палеоботанике,  например. Находясь в армейском строю он точно знает, что он *такого то звания* такого то подразделения, такой то должности Петров, Иванов, Сидоров … . Он опять таки находясь дома с семьёй не станет определять себя как водителя трамвая, или переводчицу, или  горнопроходчика, а определит как мужа (жену), сына (дочь) отца (мать) брата (сестру) и т.п. Находясь за рулём автомобиля он определяет себя как водителя транспортного средства, а не, например, дальнего потомка Пушкина, или пастуха оленей, или ещё как иначе.
     Такое самоопределение я назову – функциональным. В каждой конкретной ситуации человекер исполняет определённые функции, и самоопределение должно этим функциям соответствовать. Как на Руси говорят - *Всё хорошо к своему месту – безмен к весу, топор к лесу, мох к избе, х..й к пи..де, а баранки к чаю*.  Если же такое самоопределение человекеру неподвластно, то жди от него беды неминучей, ибо творить деяния свои он будет,  не как функциональная для ситуации  единица, а как тело для неё (ситуации) инородное, и посему опасное.
   Теперь о самоопределении *для себя*. Его хорошо раскрывает старый анекдот. Кавказ, горное село, у сакли сидит аксакал с посохом. Со двора молодой парень выводит необъезженного коня, седлает его, и запрыгивает в седло. Конь взбрыкивает, парень падает, встаёт, и держась за бедро хромая уходит в дом. Старик - *Да, не та нынче молодёжь пошла, совсем говно. Вот мы джигитами были, абреками, удальцами были, а сейчас говно молодёжь*. Откладывает посох, подходит к коню, кряхтя,  забирается на него, конь взбрыкивает, старик падает. Кое как встаёт, *Эх молодой был – джигит был, а сейчас старый стал, совсем говно стал*, потом  оглядывается по сторонам, видит, что никого вокруг нет - *Да и молодым говно был*.
      Самоопределение для себя это не *кто ты?*, а *каков ты?*. Тогда оно будет честным и правильным. Таким самоопределением человекер устанавливает свой потенциал, правильно соразмеряет свои возможности со своими хотелками, своими действиями, своим внешним статусом. И такое самоопределение очень непростая *работа*. Сказать самому себе можно всякое, правду сказать будет польза, солгать – навредить. Самому себе навредить.
      Есть и ещё одно самоопределение, это самоопределение относительно толпы, стада, сообщества, социума, народа и иных человекерских общественных устройств. Оно одновременно и просто и сложно. Просто по причине возможности свободного выбора своего статуса относительно какой либо сообщьности. Сложно по причине обязательности правил, порядков и  действий принятых в этом сообществе. Например,  человекеру могут быть приемлимы идеи какого то сообщества, но не приемлимо  его иерархическое устройство.  Или приятно было бы соотнести себя с классом буржуазии, но быть при этом наёмным работником, например управленцем, и считать себя *буржуа* только потому, что он не стоит у станка. Самым лучшим способом такого самоопределения есть сведение к минимуму количество сообществ, относительно которых стоит самоопределяться.
     Так вот возвращаясь к началу сказа следует восхититься цельностью и простотой Петиного самоопределения. В его ответе было всё, и его статус применительно к ситуации, и его понимание *каков он*, и его отношение к социальному своему состоянию.
     Считаю, этого хватит. Умный сам поймёт и расширит, а дуракам это вообще ни к чему - самоопределяться.
     Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7525г.
       

О САПОЖНИКАХ
mechrazum

Время действия – 1974г, начало января, 21.30.
Место действия – КСФ, Североморск, сторожевой корабль СкР 73, ют корабля.
Закончилась вечерняя проверка л/c, сделаны объявления и иные служебные действия. Командир корабля вызывает из строя корабельного сапожника, и за систематическое употребление спиртных напитков, и такое же систематическое нарушение дисциплины и порядка службы отстраняет его от должности, и объявляет *месяц без берега*. После чего не глядя,  ткнув пальцем в первого попавшегося матройзера приказывает назначить его корабельным сапожником. Таковым матройзером оказался – я.
     Штатная должность сапожника на кадрированном корабле III ранга не предусмотрена штатным расписанием, и её справляет любой назначенный на неё матройзер согласно совмещению штатных должностей. Обычно  служащий из *палубных команд*, комендоров или минёров. На следующий день строевой писарь слепил приказ о назначении на совмещение должности и мне *прикатило* аж 2 рубля к моему окладу на тот момент бывшему 4р 80 коп. поскольку прослужил я всего 8 месяцев. Это подвигло меня на серьёзное отношение к сапожничеству, 2 рубля на палубе просто так не валяются. И одновременно со штатной должностью комендора МЗА взялся за сапожное дело.
       Предыдущий персонаж хоть как то  меня натаскать или подучить начисто отказался. Почему я понял только потом. *Сапожка* - *шхера* 1,5 /2 метра  располагалась между *цепным ящиком* и первым (носовым) кубриком, с входом из кубрика. Там всё было забито колодками, кожами, дратвой и прочими сапожными приблудами. Предшественник милостиво оставил там рукотворное из пары шинелей б/у и телогреек *лежбище*, и минимум миниморум инструментария. Править ремесло я должен был в свободное от основной службы время.
     Первым *клиентом* оказался мой одногодок Витька. Требовалось зашить или поставить заплату на порванное голенище. С задачей я справился просто заштопав дыру как на носке, Витька был не в претензии. Ну а потом начались проблемы, то подошва сносилась, или оторвалась, то каблук слетел или сбился то еще чего сотворилось. И сапоги, и *прогары*, и парадные ботинки, даже кожаные тапки всяких радистов, акустиков и прочей *интеллигенции*. Проблему я решил следующим образом. На другой стороне пирса стоял БДК (большой десантный корабль) *Пётр Ильичёв* на котором в силу его служебной специфики был штатный сапожник, парень умелый, и не говнистый, который и начал меня консультировать и обучать. Но не бесплатно, цена была – бутылка водки за 5 консультаций. Так, что был стимул учиться быстро и качественно. Что я и делал.
     Поскольку всякие *рабочие* навыки я приобрёл ещё до службы, работая слесарем на заводе, и руки у меня из *нужного* места росли, а *клиентура* спала, жрала, служила, бухала и по девкам ходила вместе со мной, халтурить не представлялось возможным. Весь инструмент сотворил себе сам, а кое что посложнее шила, всякие приспособы для растяжки обуви, зажимы, и наборные колодки заказал друганам в СРМ (судоремонтные мастерские) за недорого. Плитку для варки и сушки клея смастерил (на ней и чифирьку заварганить было сподручно).  Так дело и пошло. Сначала старослужащие потащили свою *демобилизационную* обувку, каблук выправить *в рюмку* ,ранты срезать, растянуть по ноге. Расчитывались они сигаретами – блок за пару. В результате покупать сигареты сам я вообще перестал, что есть прямая экономия. Потом подползать начали и мичманы с офицерами, и хотя я должен был ремонтировать их обувку так же как и всем остальным, они сами мне за работу платили. В их статусной среде считалось дурным тоном делать такой ремонт бесплатно. А потом  всякий народец потащил мне и женскую обувь, кто жёнину, кто подругину, а то и детскую. Это уже однозначно было доходно.
      В результате денежки у меня завелись хорошие и как говорят в народе *начали жечь мне ляжку*. А что в таком случае делает русский сапожник? Правильно – бухает. Вот и со мной так случилось, как говорят - *понесли ботинки Митю*. И хоть основной службы комендора меня не избавили, денег, времени и места у меня для *веселья* было вдосталь. Хорошо мне жилось, сытно, пьяно и вольготно, но как говорят  *Сколько верёвочка не вейся, конец будет*. Пришёл и мой конец. На вечерней проверке, в такое же время только августа месяца, в том же месте. Отстранение от должности и *месяц без берега*. Сменщику своему я тоже только  *лежбище*, да пару шил с молотком выслюнил. Потому как коли хочешь сладко жить, то сам её (сладкую жизнь) себе и сотвори, а не сумеешь так,  то твоя беда.
     Так вот о сапожничестве можно сказать только хорошее. Благородное и доброе это ремесло. Нет человекера который так или иначе с обувкой не маялся. Или тесна она и жмёт, или наоборот разносится так, что с ноги слетает, то порвалась, то каблук скосило, то подошва слетела или стопталась и прочая и прочая. А сапожник всё и выправит, хоть новую, хоть в хлам заношенную. Чем человекеру радость и сделает. Очень нужная человекерам его работа. Я никоим образом не хочу отбирать достоинства и нужность  их ремесла ни у портных, ни у скорняков, ни у шляпников или иных мастеровых, но одёжку то худо- бедно всякий подшить и заштопать может, а вот для обувки только сапожник. Так это я только ремонт обуви освоил, а ведь есть мастера которые её созидают. Таким и цена другая, потому как это уже – МАСТЕР. Хоть чуть-чуть нога у человекера нестандартная, или увечная  какая, без такого мастера, хоть босым ходи, хоть лапти плети. А всяким модницам и модникам без них и дня не прожить, им *фабричная* обувка так прям позор. Опять таки может и не сильно жирное это ремесло, но и не *голодное*, если не лентяйничать и с косорыловкой меру держать, с голоду не опухнешь.
     Есть конечно и в этом ремесле свои особенности. Бухать сапожник просто таки обязан, иначе не сапожник он, а так себе,  шпань приблудная. Опять таки матерщинником он быть просто обязан, башмак и сапог матюги любят, они им *душу* ласкают. Вот и *благоволит* им мастер, чтоб ремонту не сопротивлялись.
     Потому и не бывает сапожников женского  сословия. На то три причины. Первая так это та, что бабы бухать не умеют, совсем не умеют, а уж бухнувши работать, да ни в жизнь. Вторая в том, что матерится, просто как песню петь бабы не умеют. Им для матюгов повод нужен, псих, или напасть какая, а просто так *по матушке* слово держать они не могут. А третья, самая главная та, что вся работа сапожника в кистях рук и в пальцах. Со слабой рукой и пальцами не будет сапожника, ни шилом, ни сапожной иглой, ни цыганской, ни с молотком, ни с кожей и ножом сапожным, ни рашпилем не управишься. А у баб лапки да пальцы слабые да малые, и мягинькие для сапожного дела негодные.
       Вот такой будет вам мой сказ о сапожниках.  Не обижайте  их, и не хайте почём зря. Очень они полезные и правильного труда люди.
    Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7525г.