?

Log in

No account? Create an account
ОБ УЗИЛИЩЕ
mechrazum
   
Архаичное слово – Узилище в современном языке вытеснено такими словами как Острог (уже редко употребляемо), Тюрьма (и её жаргонные синонимы). Но ведь и гауптвахта тоже суть узилище, и домашний арест тоже узилище,  и психиатрический стационар тоже.

        Таким образом узилище есть то место в котором ограничивается свобода и воля человекеров.  Оба этх слова я употребил исходя из такового житейского постулата, когда кого либо ввергают в узилище,  то говорят, что его «лишили свободы», а когда извергают из узилища то, «выпускают на волю». А в чём заключён смысл слов свобода и воля. Со свободой всё очень просто. Корень слова «обод», то есть это то, что обведено, некое пространство ограниченное ободом, обводом. Так ведь так оно и есть, человекер не ограничен в действиях в границах ему обведённых, читай отведённых. И все это прекрасно понимают признают и выполняют. Семантика слова воля иная, но её смысл полностью соответствует синониму слова желание. Так вот волю ограничить невозможно. Можно пытаться запрещать, но невозможно запретить желание. Можно бояться наказания за исполнения какого то желания, но только сам человекер может запретить себе его исполнять.
        А как узилище ограничивает свободу и волю. Да очень просто, стенами и режимом. Человекер  заточённый в узилище лишён свободных пространственных  перемещений и в свершения желаемых  действий в желаемое время. Узник находится только в той точке пространства в коей ему предписано пребывать. И он свершает свои физиологические действия (прогулка, приём пищи, помывка и иные) в отведённое для этого время. С какой степенью, какое узилище ограничивает узника в пространстве и во времени зависит только от устройства и режима самого узилища. Надеюсь всем, всё понятно.
      Тогда. Тогда пусть не будет ограничения воли пространством. Человекер перемещается так, как ему желательно и возможно. Пешедралом, на ишаке, на метро и т.д. На Урал, на Эльбрус,  в Чечню, в село Волковойня, в Суздаль, и т.п. В таких перемещениях у него ограничена только свобода, куда то могут пустить, а куда то нет. Закрыт музей в Суздале, не пустят. Лезешь в «закрытый» город на Урале, чекисты не пустят.  Начнёшь по Грозному в юбке по лобок рассекать, пробкой оттуда вылетишь.  Тоже просто и понятно.
       Но. Но мы определили, что в узилище, узник не волен распоряжаться и своим временем. И вот тут то вылезает очень безрадостная ситуация. «Узилище времени» практически каждого держит в своих «застенках». У древних диких человекеров не было месяцев, недель, часов и тому подобных УЗ. Были, конечно, сезонные и лунные циклы. Но ничто и никто не могло, и не мог заставить дикаря 5 дней «трудиться» и только 2 отдыхать, а потом снова 5 и 2, 5 и2 и… И если кочевник  в сезон забоя скота навялил мяса в достатке, то до следующей кочёвки он дни и недели не считал. Собрали урожай пахари, так до следующей запашки, они  на месячный или хуже того двухнедельный отпуск заявление не писали. Рыбак так только по погоде и сезону жилы рвал. Что же до ремесленного люда, то работать только три причины заставляли нужда,  желание или условия найма. Нет,  конечно,  были обусловлены какие то временные отрезки для свершения определённых действий, но уж «обед с 12.00 до 12.45» точно на псих не давил. Воля решала «от зари до зари» или отюда и до обеда. Календарь на стенке не висел, часы не пакше не болтались.  И если нужно было затемно вставать, что со скотиной управиться, вставали. И если назвал срок, в который арбу заказчику сделаешь, то и при масляной лампе поработаешь.  Но все поголовно от мала,  до стара одними узами не были сторочены. Время и желания  друг другу сильно не досаждали.  Думаю, схема суждений понятна.
     Но тут подогналась промышленная революция. И. И имеем то, что имеем. Заводы и фабрики.  Завод, фабрика, контора втянули человекеров в свои механизмы. В план, смены, нормочасы,  графики отпусков, пропускной режим,  и т.п.  А когда ты деталюшка механизма, то будь любезен шуровать в режиме всего механизма. А к заводам и фабрикам привязаны рудники, транспортная система, города. А в городах – человекеры. И вот оно узилище.  От детсадовцев до пенсионеров. Только грудные дети и старики скрипучие (если дожили) от уз времени свободны. А сними бездельники и «люди творцы». Но и тех и других не сильно густо, на весь мирик то. Тут невольно Цоя вспомнишь – «Скованные одной цепью…». А ведь цепь, это и есть именно узы.
   Ну,  наверное, тут и сказу конец. А вот «узам времени», похоже, не только конца не видать, но и всё сильней и сильней они затягиваются.  Скоро до шей доберутся, душить начнут. Так, что любезные вы мои  свободные люди, хоть и свободные вы,  но не вольные -  невольные – невольники. .
   Продукция произведена в Мастерской Механического Разума в 7524г