?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
О НЕКОТОРЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ БАЙКАХ
mechrazum

Отслужил солдат службу свою долгую, отпустили домой. Дали деньги подорожные и бумагу вольную. Идёт солдат домой, деньги пропил, бумагу в шапку спрятал. Да застала его непогода, а тут село у дороги. Стучит в крайнюю избу, открывает бабка старая.  «Пусти старая ненастье пережить, да беда вот,  платить мне  нечем». «Пущу солдатик, только с условием, что огуляешь меня и ублажишь». «Да как же бабка я тебя ублажу, старая ты уже». «А я солдатик после первого раза красной девицей оборачиваюсь». Согласился солдат, залез с бабкой в постель, и огулял её. Огулял, сел на краю, трубочку закурил. Курит, на бабку оглядывается, а та как была бабкой,  так и осталась. Говорит ей - «Что же ты старая девицей то не оборачиваешься?».  «Сколько тебе годков  солдатик?», спрашивает бабка. «Сорок второй идет, вчистую своё выслужил».  А бабка ему – «Взрослый вот человек ты, солдат, а в сказки веришь».
    Сказки они разные бывают. Про солдата с бабкой умная сказка, полезная, а бывают сказки  вредные – обманные. Вот две таких сказки я вам и расскажу. Расскажу для того, что бы научились вы обман распознавать и ему не поддаваться.  
  Затеялся некий князь русский с татарями биться. И битва сочинялась знатная – эпическая битва, не мелкая посекушка. Понятно, что когда  такие дела, как война сочиняются, то в них все средства хороши. И шпионаж, и диверсии и другие всякие хитрости и подлости, чем больше врагу навредишь и нагадишь тем себе больше выгоды сделаешь. Вот и докладывает князьку его тайная армия – лазутчики, предатели, бродники о том, что зарядили татаре кого-то из княжьих людей,  князя головой в закат положить. А кто этот исполнитель  узнать не удалось. Что князю делать? Снайперских винтовок в те времена не знавали, значит могли или приколоть или травонуть. А это значит, что исполнителем кто-то из близких к телу должен быть. Значит меняй обслугу, стряпух, служек всяких, а в первую очередь заплечников. Легко сказать меняй, новых то где взять, таких чтоб вне подозрений. По феодальным временам измена, предательство и прочее кидалово за честь почитались. Трудные были времена, неласковые. С «улицы» по объявлению  людей брать – последнее дело, из своих стремно, может они тоже в измене. Тут и придумал князь людей у главного попа поднанять. Как по цене сговорились про то только им и знать, а то, что люди надёжные, не замазанные поп слово дал. 
Откуда у попа люди бравые, бойцовые нашлись? А попы они не бедные и тогда были, а нажитое охранять надо, да и самих попиков от лихих людей защитить потребно, вот и нанимали они себе охрану и гвардию из народа обученного и к ружью привычного. Из дворян бедненьких, из тех же татар, и из крепких, трезвых, обучаемых мужиков, которые какими то своими судьбами в монастыри попадали – кто душегубство отмолить, кто от властей или от мести спрятаться. Выбор был богатый.
Поп не сплоховал, и отрядил князю в заплечники двух молодцев, которые у него в монахах числились. Удалых ребят, хватких и жёстких. Тут и баталия подоспела. 
  А по тем временам бытовал ещё обычай древний, перед большой битвой поединщиков выставлять. Чтоб поднакрутиться, подкуражиться для бою. От татарей выехал батырь могучий, славный – Челубей, знатный боец, удалой. А от князя возьми да и сдерни на честное убоище один из его заплечников, попом присланых – Пересвет (такой у него был церковный псевдоним). В одну сшибку поединок закончился, проткнули мужики друг друга копьями до смерти, лошади их каждая своего, к своим развезли. Тут и пошло главное крошево. Победило  в том побоище князево войско. Так бы тому и быть, если бы не взялись попы задним числом, чуть ли не всю победу своему (нанятому князем в заплечники) церковному бойцу приписывать. Кабы не он, то и не видать князю победы. Что был де он усердным монахом, и всю ночь молясь перед рубиловом себе и князю победу и вымолил. Бред сивой кобылы и тот правдоподобней. Если человек с детства коню, оружию и крови не обучен, то хоть лоб в молитвах об палубу разбей,  грош тебе как бойцу, цена. Вредная сказка, очень вредная. Внушает глупым, слабым, ленивым то, что не нужно быть сильным, умелым, способным к делу, а только молись крепче, и тогда все тебе нипочем. Мерзкий бредовый обман. 
 Вывод. Ищите в баснях Эзопа.
  Следующая сказка тоже про времена давние и трудные. Бывают такие, когда все беды на кого то одного внавал, сыплют и сыплют, никакого продыха. Было такое и с русским народом. Так на него насела всякая напасть, что он чуть не сломался, но сумел выстоять, сдюжил. А как о том и будет сказ. Началось с того, что в каком-то далеком Перу вулкан Хуйнапутина  крепко опростался. Опростался так, как только вулканы умеют это делать; лавой, газом, пеплом и прочей дрянью вулканической. А на Руси это аукнулось суровыми зимами, паршивыми летними делами, и как следствие неурожаями, и соответственно голодухой.  Может, и продержались бы на лебеде да на лыке, да беда не одна пришла,  еще и на власть тогдашнюю черт насел. Пошла усобица за Московское  царевание. Причиной тому было прекращение прямого престолонаследия (смерть царевича Дмитрия), и как следствие драка высшей знати за царёвый стул. Вот и получилось так как если в гнилой, ветхий парус (гнилая основа ткани – власть, ветхая нить – голодный народ) подул штормовой ветер (иноземное нашествие – польская интервенция).
От интервенции, от иноземщины свободным только север  Московии свободным был, ну а голодуха и разброд и там гуляли. Вообще то народу русскому все эти поляки, немцы и прочая нечисть не сильно досаждали. С него – с народа не поляк с немцем шкуру драли, а свой барин-боярин. Чужой придет, ограбит и уйдет, а свой как клещ – вцепится не оторвёшь. По этой самой причине народ не шибко и напрягался на поляков и иже с ними, других забот хватало. 
  Да на польскую беду начали они свой польский «бизнес» продвигать на окупированной  территории, связи то на родине были, а купечество польское оно тоже ушлое, такой рынок упустить надо полным дураком быть. Вот и попёр в Московию польский и немецкий купец со своим товаром. Соответственно родным торгашам-купчарам облом пошел. Конкуренцией отбиться от чужаков не получалось, они чужаки получили политическую преференцию (т. е. поддержку со стороны власти). Что в такой ситуации нашим купцам делать? Правильно – власть менять! А власть сменить можно только силой. В чём сила купца? Правильно – в «бобле»! А в голодной. запущеной стране полным полно людей готовых за «бобло» кому угодно бошки отшибать. 
   Вот и надумали новгородский солепромышленник Кузьма Минин-Сухорук и его бизнес партнёр князь Пожарский Дмитрий («крыша»)  тряхнуть купцов на денежку, набрать братвы (войско) и вломить беспредельщикам. Так и сделали, купеческих баб и приплод взяли в заложники – купец им денежку и попёр. В «добровольцах» недостатка не было,  и татары подписались и запорожцы, да и своих гопников с запасом хватало. Забили полякам стрелку в Москве, те борзыми оказались, пришлось  их на перья ставить. Так эту шнягу и разрулили. 
    Вывод.  День чьего и по какому случаю «единения» пытаются принудить меня праздновать никак в толк взять не могу.
   
Продукция произведена в Мастерских Механического Разума в 7522 г.


  • 1
Довольно интересные выводы.

  • 1